• 89.02
  • 94.77
  • 0.95
  • 0.2

Бактыбек Саипбаев: Засуха способна превратить регион в выжженное солнцем безжизненное пространство (часть 1)

Интервью 0

Читайте и смотрите нас в

Системный аналитик Бактыбек Саипбаев в эксклюзивном интервью ИА «Кабар» рассказал об истощении ледников в Центральной Азии и угрозах, которые несет региону ускоряющееся изменение климата. Последствия усиливающихся волн жары и засух могут быть самыми печальными. Поэтому эксперт говорит о необходимости принятия экстренных мер, чтобы предотвратить экологическую катастрофу, способную превратить ЦА в безжизненное пространство.

- По оценкам экспертов, через 5 – 10 лет Центральная Азия войдет в состояние постоянного дефицита водных ресурсов. Это ставит под угрозу не только энергетическую, но и продовольственную безопасность региона. Исследования гляциологов показывают, что за последние 50 лет Кыргызстан и Таджикистан потеряли около трети площадей своих ледников. Кроме того, по данным ученых темпы изменения климата заметно ускорились. Что нужно делать уже сейчас?

- Начнём с того, что система ледников Центральной Евразии, (то есть бывших пяти республик советской Средней Азии), находится на вершинах гор Тенир-Тоо (Тянь-Шаня) и Памиро-Алая, и занимает площадь около 18 000 кв. км. Для сравнения: площадь системы ледников Альпийских гор Западной Европы составляет около 2 000 кв. км.

Более 8 000 ледников расположены на вершинах гор Кыргызстана. Это приблизительно 4% территории республики, то есть свыше 8 000 кв. км. Ещё около 9 000 ледников находятся в горах Таджикистана и занимают примерно 6% республики, то есть свыше 9 000 кв. км. Всего Кыргызстан и Таджикистан владеют примерно 75% водных ресурсов Центральной Азии.

Постоянные наблюдения за ледниками Центральной Евразии начали вестись с начала 50-х гг. и продолжались до конца 90-х годов XX века. При этом подробно изучались только 6-7 ледников, в то время как, например, в Альпах наблюдения велись за 64 ледниками.

Действительно, площадь наших ледников сократилась примерно на 30%. Почему же это произошло? Дело в том, что в 60-е и 70-е годы ХХ века руководство СССР требовало с республик Средней Азии всё большего количества хлопка, пшеницы и мяса. Естественно, чтобы получать всё большие и большие урожаи хлопчатника, пшеницы и других сельскохозяйственных культур, а также увеличивать поголовье сельскохозяйственных животных, требовалось всё больше воды, которая просто перестала доходить до Аральского моря.

Поэтому, со второй половины 70-х и все 80-е годы Аральское море уменьшалось в размерах, а в конце 90-х годов произошла экологическая катастрофа планетарного масштаба. Впервые в истории Земли, благодаря экологически непродуманной антропотехногенной деятельности людей, высохло целое море! Сейчас от Аральского моря остались лишь два озера, а климат в Центральной Евразии стал более резко континентальным, усилились перепады суточных и сезонных температур.

Огромные площади бывшего морского дна Арала превратились в пустыню. Ветра поднимают со дна бывшего моря песчаные бури. Песок этих бурь, вперемешку с сульфатами, хлоридами, токсичными солями тяжёлых металлов, которые появились там из-за чрезмерной химизации сельского хозяйства, долетает до ледников Кыргызстана и Таджикистана, и оседает на их поверхности. Из-за этого ледники начали усиленно таять. Вдобавок, деградацию ледников усилило и изменение мирового климата. В результате площадь наших ледников сократилась примерно на треть.

Что же делать? Как остановить или хотя бы замедлить таяние ледников?

В первую очередь, необходимо ежегодно планомерно и систематически, и на протяжении весьма длительного периода времени, высаживать на склонах гор, вокруг ледников саженцы деревьев. По принципу гидробиотического насоса деревья начнут своими корнями извлекать под землей воду, а через крону выделять влагу в атмосферу, которая затем будет конденсироваться и формировать облака. В свою очередь, облака начнут над ледниками отдавать свою влагу в виде дождей. В конечном итоге, дожди начнут помогать ледникам образовывать новый лёд.

Естественно, ни Кыргызстан, ни Таджикистан не смогут своими собственными силами осуществлять столь масштабные посадки деревьев. В осуществлении этого глобального природоохранного проекта им должны помочь Узбекистан и Казахстан, поскольку только таким способом они смогут избежать надвигающегося дефицита воды.

Во-вторых, надо, наконец, завершить строительство каскада гидроэлектростанций на реке Нарын. Дело в том, что эти гидротехнические сооружения, в первую очередь, задумывались как водосборники, а не производители электроэнергии. Их главная задача состояла в бесперебойном обеспечении Узбекистана и Казахстана поливной водой в весенне-летний период.

Водохранилища этого каскада гидроэлектростанций также способствовали бы смягчению горного климата, сдерживанию мирового потепления, а испарения воды с поверхности этих водохранилищ также бы формировали облака, которые бы изливали свои дожди на ледники.

Таким образом, с помощью систематического высаживания саженцев деревьев на склонах гор вокруг зоны ледников, а также завершения строительства каскада ГЭС на реке Нарын и формирования на них водохранилищ, мы смогли бы существенно смягчить климат в нашем регионе, снизить темпы его потепления, а также затормозить таяние ледников и остановить их деградацию.

- Завершение строительства «Камбар-Ата–1», (а работа этой гидроэлектростанции предполагалась в совместном каскаде с Токтогульской ГЭС), могла бы решить в нашем регионе проблемы и с накоплением воды, и с производством электроэнергии на много лет вперед. Кыргызстан пытается реанимировать этот проект, создан консорциум с Узбекистаном и Казахстаном. Но каких-то активных действий в запуске строительства «Камбар-Ата – 1» мы сейчас не видим. То есть нужно искать какие-то альтернативы.

- Я с Вами согласен. В настоящее время мы не видим реальной заинтересованности со стороны крупных компаний-доноров и международных организаций в реализации именно таких крупных проектов как, например, «Камбар-Ата –1».

А ведь строительство Камбаратинской ГЭС–1 задумывалось еще во времена СССР, в 60-е годы ХХ века. В 80-е годы уже появился проект строительства этой гидроэлектростанции. С тех пор прошло более полувека, и, как говорится, «воз и поныне там». Лишь Всемирный Банк дал нам сравнительно недавно несколько миллионов долларов на обновление технико-экономического обоснования строительства ГЭС «Камбар-Ата–1». Однако само строительство этой ГЭС до сих пор не запущено.

На мой взгляд, в этом факте как раз и проявляется абсолютная незаинтересованность крупных международных инвесторов. Поэтому считаю правильным, что президент Кыргызской Республики создал консорциум с нашими ближайшими соседями, чтобы активизировать эту работу. Ведь, в первую очередь, это нужно Узбекистану и Казахстану, потому что без воды могут остаться именно они. А финансирования от крупных международных банков мы можем так и не дождаться. Сейчас нужно исходить именно из этого пессимистического сценария. Думаю нам нужно исходить из того, что западные финансовые институты нам денег не дадут. К нашей экологии у них отношение постольку поскольку и, если Центральная Азия опустеет из-за засух и нехватки воды, то их это сильно не опечалит. Поэтому действовать нужно самим, в сотрудничестве с теми, кто не подводит и не стопорит проекты.

Да, международные банки и другие финансовые организации дают нам определённые деньги на строительство малых ГЭС и других альтернативных источников энергии (солнечные батареи, ветряки) в рамках глобального проекта развития без углеродной, «зелёной» энергетики. Они считают, что дефицит электроэнергии в нашей республике можно будет покрыть именно за счёт развития этих альтернативных источников. Однако они совершенно не учитывают нарастающий с каждым годом глобальный экологический кризис во всём регионе Центральной Евразии. Это и деградация ледников, и маловодье, и нехватка поливной и питьевой воды, и нерациональное водопользование.

- Это всё понятно. Но ведь малые ГЭС не позволяют собирать и накапливать воду. А солнечные и ветровые электростанции не могут работать стабильно из-за меняющихся погодных условий, ведь не всегда светит солнце или дует ветер. Поэтому в пасмурную погоду или в штиль они ничего не вырабатывают. Можно ли полностью полагаться на «зеленую энергетику»?

- Я полагаю, что решить проблему дефицита электроэнергии в нашем регионе Центральной Евразии с помощью только этих видов «зелёной энергетики» вряд ли удастся.

Ведь потребности в электроэнергии, а также в поливной и питьевой воде непрерывно растут. Это связано как с развитием экономики государств этого региона, так и со стремительно растущим населением этих стран. Например, в Узбекистане скоро будет жить около 40 миллионов человек, а в Казахстане – более 20 миллионов. А значит, им будет нужно всё больше питьевой воды, а также всё больше сельскохозяйственной продукции, то есть и поливной воды.

Но следует отметить, что в рамках развития всё той же «зелёной энергетики» существует еще несколько способов в преодолении, как дефицита электроэнергии, так и дефицита воды.

Во-первых, это развитие атомной энергетики. Недаром Росатом готовится запустить строительство атомных АЭС и в Узбекистане и в Казахстане!

В нашей горной республике, в условиях высокой сейсмичности, целесообразно выбрать другой вариант. Вместо строительства традиционной большой стационарной АЭС, нам нужны компактные атомные электростанции закрытого типа, наподобие тех, которые Росатом устанавливает на атомные ледоколы.

Как известно, Россия является мировым лидером в строительстве атомных ледоколов. Эти корабли работают с помощью именно таких компактных АЭС, которые абсолютно безопасны. Уже более полувека Россия строит такие ледоколы для освоения Арктики и никаких аварий на таком типе АЭС зафиксировано не было. Дело в их конструкции. Их собирают и готовят прямо «в сборе» на заводе, а потом привозят и устанавливают на ледоколы. В них загружено фиксированное количество атомного сырья, рассчитанного на определённое количество лет работы. После этого, такую АЭС просто снимают и отправляют обратно на завод-изготовитель, а вместо неё устанавливают новую энергетическую станцию, которая проработает новый срок, причём речь идёт не о годах, а о десятилетиях.

Если Росатом установит одну такую компактную АЭС закрытого типа, например, в городе Кара-Балте, то она обеспечит электричеством всю Чуйскую область. Аналогично, если вторую АЭС такого же типа установить скажем в городе Кызыл-Кие, то она закроет потребности в электроэнергии всей Ошской области.

В результате, в зимний период нам не пришлось бы сливать воду для выработки электричества из Токтогульского водохранилища и из других водохранилищ Нарынского каскада ГЭС. Тогда мы смогли бы всю зиму накапливать воду для наших соседей, как в водохранилище Токтогульской ГЭС, так и, в перспективе, водохранилища Камбаратинской ГЭС-1.

Кстати, общий потенциал всей гидроэнергетики Кыргызстана, включая и большие и малые ГЭС, составляет около 150 миллиардов киловатт-часов. А освоено нами не более 15% этого потенциала!

Ежегодный сток воды в Кыргызстане составляет, примерно, 46-47 миллиардов кубических метров. При этом мы используем не более 20% этого стока. Остальные 80% воды уходит в низовья, к нашим соседям, и совершенно бесплатно! Поэтому, на мой взгляд, мы имеем полное моральное право попросить Узбекистан и Казахстан оказать братскую помощь в завершении строительства каскада ГЭС на реке Нарын, а также в реализации масштабного природоохранного проекта по высадке деревьев на склонах гор вокруг зоны ледников для спасения системы ледников Центральной Евразии. Ведь это в их же интересах!

Продолжение следует.

Во второй части интервью системный аналитик Бактыбек Саипбаев, ответит на вопросы о том, какие силы препятствуют развитию мирного атома в Кыргызстане, и поделится своим мнением о том, чем грозит нашим странам и региону в целом истощение водных ресурсов в Центральной Азии.

Беседовал Кирилл Степанюк

Комментарии

Оставить комментарий