• 81.54
  • 80.56
  • 1.34
  • 0.17

Садыр Жапаров: Золото, добытое на «Кумторе», круглые сутки находится под контролем

Интервью 0

Читайте и смотрите нас в

Президент Садыр Жапаров в коротком интервью агентству «Кабар» дал разъяснение по поводу нашумевшей фотографии его родного брата Сабыра Жапарова с золотыми слитками в руках.

- Уважаемый Садыр Нургожоевич, здравствуйте!

- Здравствуйте.

- В данное время в социальных сетях широко обсуждается фотография вашего родного брата Сабыра Жапарова с неким иностранцем. На фото Ваш брат держит золотые слитки в руках. Данный факт наводит на мысль, что фотография имеет отношение к слухам о якобы исчезнувших 19 тоннах золота. Как вы на это отреагируете? В целом, какое отношение к золоту имеет Ваш родной брат?

- На вопрос я отвечу четко. К государственному золоту не то чтобы мои родственники, даже я сам не могу близко приблизиться. В прошлом году, когда шел процесс возврата рудника «Кумтор», я говорил господину Тенгизу, чтобы он никого не слушал, даже меня. «За каждый грамм, за каждый сом будешь отвечать лично головой! У государства длинные руки, надо будет, найдет след каждого сома», - так я ему тогда сказал. Так я не вмешивался в их дела, не вводил туда ни одного своего кадра. Не хотел, чтобы потом были претензии по поводу того, что я вмешивался в дела рудника, и «Кумтор» не смог полностью реализоваться. Я полностью доверил рудник им. Во время правления господина Тенгиза никаких вопросов, связанных с золотом, не возникало и быть не могло. Потому что там даже нет такого понятия, как кража золота. Там все компьютеризировано. Начиная от рудника «Кумтор» и до Кара-Балты, оттуда до «Кыргызалтына» и, наконец, до Нацбанка идет видеоконтроль. Также охрана и проверяющие, которые передают друг другу золото, составляют акт.

Однако в ходе разработки рудника были выявлены факты того, что необходимые товары для рудника закупались по завышенной цене. Как известно, по этим фактам в данное время ведется следствие. Замешан ли в этих делах господин Тенгиз, выявит следствие. Когда придет время, мы и по этим делам дадим более подробную информацию. Впредь ничего не будет скрыто от общественности.

Теперь что касается тех самых 19 тонн золота, то я на этот вопрос уже давал ответ. Отвечу еще раз. Там даже 19 граммов золота фиксируются в архивах, не то чтобы 19 тонн. Ответственные сотрудники «Кумтора», «Кыргызалтына» и Национального банка, а также другие сотрудники — всего около 100 человек, которые имеют прямое отношение к торговле золотом, ответственны за каждый грамм золота. Они будут отвечать, если пропадет хоть 1 грамм.

Моя власть не вечна. Те, кто придут к власти после меня, смогут все проверить. Все будет прозрачно. Поэтому никто даже не пытается украсть золото. Потому что система так четко работает. Ни один грамм золота не будет продан бесконтрольно.

Сейчас отдельные депутаты и политики предлагают проверить деятельность «Кумтора». Мы не против этого. Пусть во главе проверяющей комиссии они поставят оппозиционера или же назначат руководителем более грамотного депутата и проверят каждый грамм золота, начиная с прошлого года. От лица общественности пусть включат Азимбека Бекнзарова, а также молодых людей, которые поднимают шум вокруг золота, не разбираясь в этой теме. Будет хорошо и для них, если они получат более подробную информацию. Если у них есть вопросы, сколько золота было добыто, куда и за сколько оно было продано и так далее, то пусть проверят и расскажут народу. Нам нечего скрывать. В данное время там работает следственная группа. Пусть они ведут работу совместно с ними. Нынешнему руководителю рудника Алмазу Барктабасову я поставил такие же условия, как и господину Тенгизу. То есть не должен пропасть ни один грамм золота, ни один сом. Отвечать придется строго. Я думаю, никто не хочет в тюрьму.

Теперь что касается фотографии брата. Я проверил. Фото было сделано в Турции. Если помните, то в прошлом году Лондонская ассоциация рынка драгоценных металлов (LBMA), которая занимается организацией международной торговли золотом, поставила заслон для торговли кыргызским золотом на мировой бирже.

В то время братья-турки не смогли попасть на прием ко мне или к нашим госчиновникам. Поэтому они обратились к моему брату, у нас ведь бюрократия по-прежнему не устранена. Далее они выразили намерение купить наше золото. Они предложили приехать к ним и воочию посмотреть на их цеха по переработке золота, заверив, что у них есть все возможности купить наше золото. Вот туда и отправился мой брат и сфотографировался с золотыми слитками в руках. Думаю, не стоит делать из этого трагедию. Мы не продавали золота ни им, ни кому-либо еще. Помимо турецкой стороны к нам поступили предложения еще от более десятка других стран. Очевидно, они думали, что мы не сможем торговать своим золотом на мировой бирже. Но и года не прошло, как мы урегулировали все вопросы с LBMA. Все это время золото копилось. Через «Кыргызалтын» только Национальный банк покупал золото. Теперь LBMA устранила все свои заслоны. Даст Бог, будем торговать на международной бирже по самой высокой цене. Ни мне, ни моим родственникам не нужно ни грамма золота. Мы как-то жили без золота и дальше проживем. Наоборот, мои родственники думают о том, как бы помочь стране. Когда в моей работе возникают трудности, то мои родственники переживают и говорят, что нельзя повторять ошибок родственников предыдущих президентов. Они беспокоятся о том, чтобы после окончания моего президентского срока они могли открыто смотреть в глаза народу. Я помню, когда в прошлом году LBMA ввела ограничения на торговлю золотом, все мои родственники очень переживали. Именно тогда мой брат посчитал, что может чем-то помочь и отправился в Турцию. Его об этом со стороны государства никто не просил. Он туда поехал не ради того, чтобы продать золото «Кумтора», а узнать, по какой цене там скупают именно кыргызское золото, в том числе частного производства. Но поскольку цены там были очень низкие, мы не продали ни грамма золота. Во всех странах иностранные гости или же инвесторы всегда пытаются выйти на близкое окружение президента. Так и у нас обстояли дела до меня. Но ошибки «прошлых» заключались в том, что они подпустили своих близких к государственным делам. Я такого не позволю. Сколько и куда нужно продать, государство и само может узнать, без помощи моего брата. Я не знаю, сколько я буду президентом, один срок или два, но я постараюсь, чтобы в конце моего президентства я мог ходить с гордо поднятой головой.

Пользуясь случаем, хочу проинформировать о руднике «Кумтор» и других рудниках с государственной долей. До того как я стал президентом, ни один золотодобывающий рудник не принадлежал государству на 100%. Как видно в таблице, только малая доля принадлежала государству. С того момента как я пришел на пост президента, «Кумтор» полностью перешел государству. Также и на других месторождениях мы будем вводить госдолю. Мы приняли закон, согласно которому на тех золотодобывающих предприятиях, где нет госдоли от чистой прибыли, должно быть 30% госдоли. Отныне мы будем делать все, чтобы народное богатство шло на благо народа.

- Спасибо за беседу. Желаем успехов в работе.

- Спасибо. И вам желаю успехов.

Беседовал Медербек Шерметалиев

Комментарии

Оставить комментарий