• 87.12
  • 94.14
  • 0.98
  • 0.19

Самуэль Маре: Горнолыжные курорты Кыргызстана смогут посоперничать с европейскими. Но нужно работать

Интервью 0

Читайте и смотрите нас в

Предприниматель из Швейцарии Самуэль Маре, рассказал в интервью ИА «Кабар» о туристическом потенциале Кыргызстана и возможностях для строительства горнолыжных курортов. Сам он уже более 20-ти лет живет и работает в нашей стране, занимается продвижением кластерного подхода в развитие зимнего отдыха на Иссык-Куле.

Самуэль Маре - предприниматель, работает в сфере туризма Кыргызстана с 2003 года, сам из Швейцарии. Организовывал крупные международные мероприятия в Кыргызстане, такие как Рейд Голуаз, Silk Road Mountain Race. Один из учредителей ассоциации «Горный кластер». Активно продвигает развитие зимнего туризма в Кыргызстане, в первую очередь, горнолыжного. Много лет спонсировал сборную Кыргызстана по сноуборду. Вместе с друзьями в Швейцарии создали ассоциацию «Бульдонеж», которая ежегодно обеспечивает лыжные школы Кыргызстана снаряжением и оборудованием.

- Много лет мы слышим о намерении расширить туристические возможности Кыргызстана, развивать зимние направления, улучшать инфраструктуру. Это должно привлечь в нашу страну значительно большее количество гостей из-за рубежа. Вы продвигаете реализацию проекта «Горнолыжный кластер в Иссык-Кульской области», расскажите, почему именно этот проект вы считаете актуальным для Кыргызстана?

- Идея проста. На моих глазах, в Швейцарии развивался курорт Вербье, я рос вместе с ним и видел, как происходило развитие. У нас в Швейцарии говорят, что «снег похож на белое золото». Сегодня курорты, которые хорошо управляются, приносят многомиллионную прибыль и поднимают уровень жизни местного населения. Исходя из этого опыта, я могу с уверенностью сказать, что в Кыргызстане есть большой горный потенциал, реализация которого позволила бы стране устойчиво развиваться за счет собственных ресурсов. Есть достаточно много лыжных баз с местным горнолыжным рынком, и есть уникальные местности, которые по всем критериям подходят для организации горнолыжных курортов мирового уровня, но не используются государством. До определенного времени горнолыжному туризму государство не уделяло должного внимания, не ставило его в приоритет по сравнению с другими видами туризма. Мы с друзьями и коллегами из Кыргызстана и Европы идентифицировали эти местности в 2007 году, и скажу вам, что характеристики являются очень даже конкурентными не только в ЦА и Средней Азии, но вполне могут посоперничать с европейскими альпийскими странами. Нашу информацию с удовольствием подхватили местные предприниматели и органы местного самоуправления Иссык-Кульской области. В 2013 году мы объединились в ассоциацию «Горный кластер», разработали пилот «Горнолыжный кластер в Иссык-Кульской области». С тех пор этот проект интегрирован в национальные государственные стратегии, указы президента и решения кабинета министров КР.

- Почему вы предлагаете именно кластерный подход для реализации горного потенциала? В чем суть?

- Для этого есть несколько причин. У кластерного подхода есть плюсы, которые позволяют изначально заложить развитие более в правильном направлении, нежели как есть сейчас. Например, синхронное развитие территории и отраслей экономики. Иными словами, это когда все развиваются вместе, а не одни за счет других. Посмотрите, как сегодня идет развитие без кластера в Иссык-Кульском районе. На территории пансионата – красота, а за пределами, в селах, инфраструктура не развивается должным образом, есть масса проблем у инвесторов и у населения. Население ждет «манны небесной» от правительства, у которого и так много забот. С опозданием финансируются множество вопросов жизнеобеспечения. Люди не довольны, начинают оказывать давление на инвесторов.

Есть, например, и такая проблема. Рыночные законы в Кыргызстане заработали лишь отчасти. Качество услуг толком не улучшается, а цена на них только растет. Есть недобросовестная конкуренция. Еще обратите внимание на общую инфраструктуру регионов. Хоть последние два года государство и финансирует ее улучшение, но пока это происходит фрагментарно. Какие-то проекты запускаются, но о дальнейшей их конкурентоспособности и полезности для общества в будущем действия не всегда продуманы.

Кластер дает ответ, как развиваться по-умному и иначе. С кластером можно смело говорить об устойчивом комплексном развитии.

В кластере четко определяется роль участников: государства, МСУ и бизнеса. Деятельность всех участников направлена на достижение целей развития кластера – единство цели. Дается ответ на вопрос, как будет развиваться территория базирования кластера. Участники кластера могут вместе планировать инвестиции, приоритезировать проекты для инвестирования, как из бюджетов государства, так и частных. С кластером будет развиваться территория, общая инфраструктура региона, а не только частные проекты. У населения будет жизнь улучшаться, люди увидят положительные изменения у себя, а не только у предпринимателей.

Я заметил такую вещь в Кыргызстане. Очень часто благоприятным инвестиционным климатом называют все что угодно, кроме как население, вовлеченное в создание своего благополучия. Так вот кластер дает этот самый механизм для трудоустройства, роста доходов местных жителей, улучшения стандартов жизни.

Есть еще ряд преимуществ. Конкуренция внутри кластера приведет к реальному, а не мнимому развитию. Территория кластера будет территорией опережающего развития. Причем за счет реализация собственного потенциала. У бизнеса появится возможность выбора для развития собственных проектов с кластером или без. Предприятия региона, независимо от формы собственности и принадлежности, получат рост потребления до 40%.

Есть еще ряд преимуществ в кластерном подходе для государства, МСУ и бизнеса. Но, так как предлагаем мы внедрять кластеры, не предлагает никто в Кыргызстане и в других странах. Даже некоторые чиновники из министерств предлагают назвать кластерами какие-то бизнес-группы, игнорируя вопросы развития территорий, отраслей и страны в целом. Это ошибочный подход. Кластер - это развитие экономики, а не только бизнеса. И развитие экономики - это процесс, а не просто название «кластер». Мы предлагаем организовать процесс с четкими параметрами и целями.

Объединение усилий государства, МСУ и бизнеса уже даст синергетический эффект.

- Что происходит с реализацией проекта Горнолыжного кластера сейчас?

- Для Кыргызстана кластеры - это новая модель экономики, отличающаяся от существующей. Для традиционной модели есть правовая база, формировавшаяся 30 лет. Для новой модели нужна своя правовая база. Все должно быть по закону. Например, мы хотим внедрять кластеры, которые подразумевают совершенно другой тип отношений в обществе, но не имеем даже дефиниции (определение) кластера. Это приведет к непонятным ситуациям в будущем. Конечно, есть страны, где нет законодательства о кластерах, в них совершенно иная культура ведения бизнеса и отношений с государством. Но есть страны, где есть законодательство. Для Кыргызстана, который принял решение внедрять кластерную политику, с учетом специфики уровня развития экономики и государства в целом, законодательство о кластерах нужно. Это ускорит появление кластеров в Кыргызстане и откроет совершенно новые возможности развития. Этой возможностью надо пользоваться, тем более что отрицательных последствий нет и быть не может. Сейчас нашей ассоциацией ведется как раз работа в этом направлении. Мы разработали и внесли в кабинет министров проект Закона КР «О кластерах» и некоторые другие инициативы, что приравнивает его к закону об устойчивой экономике. Совместно с региональными властями и ОМСУ мы работаем над обновлением генеральных планов региона, фактически готовим местную общую инфраструктуру к приему в будущем большого количества горнолыжников. Если с регионами получается конструктивное сотрудничество, то с центральными органами власти не всегда. Есть утвержденный кабинетом министров проект Горнолыжного кластера, но, по мнению чиновников министерства экономики его надо реализовывать не так, как его утвердило правительство и с которым согласились МСУ и бизнес. Иногда возникает ощущение, что некоторые чиновники просто не в теме, и не могут разобраться, казалось бы, в простых вещах. Где-то на среднем уровне и чуть выше, ломается весь замысел.

Получается, что у нас в стране есть два плана по реализации проектов кластеров. У МСУ и бизнеса свой, а у Минэкономики другой, во многом противоречащий изначально обозначенным целям. Нас это не останавливает, главное, что есть поддержка у руководства страны. Мы ждали два года министерство экономики. За это время цены на оборудование для горнолыжных курортов выросли почти в два раза. Это ведет к значительному удорожанию проектов реализуемых в стране, но такова цена проволочек.

- Можно ли приступить к инвестированию проектов кластера не дожидаясь правовой базы о кластерах?

Да, конечно. Более того инвестирование уже идет. Например, государство выделяет финансы и строит сельскую транспортную инфраструктуру региона базирования кластера. Также, строится кольцевая дорога вокруг Иссык-Куля и модернизируются аэропорты в Караколе и Тамчы. В 2013 году эти проекты были включены в реестр проектов Горнолыжного кластера по инициативе губернатора того времени. Фондом туризма профинансирована работа консорциума европейских компаний по разработке ТЭО проекта кластера в селе Жыргалан. Органами МСУ Джеты-Огузского района финансируется работа по обновлению Генеральных планов. Очень важно, чтобы эти инвестиции государства были эффективны. Нужно проектировать инфраструктурные объекты с учетом того, что реализуется горнолыжный кластер. Иначе пропускная способность будет недостаточной и потребуется все переделывать раньше срока. Местные предприниматели готовят бизнес-планы для строительства мини ГЭС на створах рек области. Со стороны членов нашей ассоциации профинансированы разработка пред ТЭО по проекту в селе Светлая Поляна и разработка проектов нормативных – правовых актов для кластеров. Финансируется работа по управлению дестинацией Джеты-Огуз. Так бизнес отреагировал на принятие постановления кабинета министров КР по кластерам. Сами горнолыжные курорты – дорогостоящие объекты. Начало их финансирования напрямую зависит от расторопности правительства в принятие правовой базы для кластеров. Инвесторам нужна прозрачная и адекватная конъюнктуре рынка правовая база. Как только это будет принято, можно будет поговорить о сроках финансирования ключевых проектов кластера и проектов в смежных отраслях.

Беседовал Кирилл Степанюк

Комментарии

Оставить комментарий