• 87.96
  • 95.21
  • 0.97
  • 0.2

Безопасность должная быть неделимой и для всех — интервью с Маратом Иманкуловым

Интервью 0

Читайте и смотрите нас в

О подготовке к госперевороту и распространении призывов к захвату власти, как получила огласку история с организацией покушения на руководство страны, и о том, как обществу приходится периодически наблюдать попытки под различными предлогами вывести людей на улицы, организовать митинги и спровоцировать в стране нестабильность, а также о том, что делается, чтобы сохранить в стране мир и порядок рассказал в эксклюзивном интервью агентству «Кабар» секретарь Совета безопасности КР, генерал-лейтенант Марат Иманкулов.

— На днях вы вернулись из Санкт-Петербурга, где проходила очень представительная конференция по безопасности, в ней участвовали делегации более чем из ста государств и международных организаций. Какие проблемы обсуждались в контексте Центральной Азии. С какими угрозами сталкивается наш регион с учетом геополитической нестабильности?

— Инициатором этой конференции по безопасности выступил Совет безопасности России. Это традиционная встреча, 12-я по счету, до этого в прошлом году такое мероприятие проходило в Подмосковье. На этот раз поднимались вопросы информационной безопасности. Вы знаете, что в этом направлении, если говорить прямо – идет настоящая чехарда. Интернет, мировую сеть используют все силы, в том числе и те, кто подрывают нашу национальную безопасность.

Эти угрозы направлены как против отдельных стран, так и регионов. Поэтому интерес с конференции был очень большой. Участвовали представители 106 государств, они были представлены на уровне секретариатов советов безопасности, специальных служб. На мой взгляд встреча была очень плодотворной. Был продемонстрирован большой информационный массив, где что происходит. Конечно же, в таких условиях вопрос стоял о том, как нам совместными усилиями обеспечить информационную безопасность, безопасность информационно-коммуникационных технологий и что противопоставить недружественным действиям.

До этого секретари советов безопасности ШОС встречались в Астане. Там тоже обсуждались традиционные угрозы и вызовы. Я сразу хочу отметить, что основная угроза на наш взгляд, это наличие террористическо-экстремистских организаций на территории Афганистана. Все знают, что после прихода к власти Талибов в 2012 году, в северные регионы этой страны перебрасывались, и в этом возможно были заинтересованные стороны, представители МТО, которые раньше функционировали на территории Ирака и Сирии.

— По оценкам экспертов на севере Афганистана сконцентрировано около 50 тысяч боевиков. И эта террористическая организация достаточно агрессивно настроена вплоть до того, как считают эксперты, с ее стороны может быть предпринята попытка в страны Центральной Азии. Насколько к таким угрозам готовы ШОС и ОДКБ? Насколько эта угроза реальна, и есть ли механизмы реагирования на такого рода вызовы?

— Данные о 50-60-ти тысячах боевиков — это теоретические выкладки и предположения. На самом деле их может быть и больше, может быть и меньше. Почему они находятся на севере Афганистана? Потому что эти провинции граничат со странами членами ОДКБ и СНГ, это сопредельные территории Таджикистана и Узбекистана, там совсем близко и Кыргызстан. Там наблюдается определенная активизация, террористические организации перевооружаются, проходят боевую подготовку, вербуют новых рекрутов в свои ряды. Но самое главное, наблюдается тенденция к тому, что они перебазируются из разных провинций именно на север. Поэтому эта проблема находится под нашим пристальным вниманием.

Движение Талибан, которое находится у власти в Афганистане, сделало заявление о том, что территория их страны не будет очагом угроз. Но пока мы наблюдаем процессы такие, которые этому не соответствуют. В свое время это неподконтрольные формирования, такие как исламское движение Узбекистана, Исламский джихад воевали вместе с талибами против коалиционных сил США и НАТО. 20 лет длилось это противостояние, они там находились, и теперь чтобы они моментально исчезли … это сложно. Мы, конечно, хотим верить, в то, что они не планируют создавать нам угрозы.

Движение Талибан пытается наладить экономику, устроить свое хозяйство в Афганистане, обеспечить продовольствием своих граждан. Там порядка 20- 24 миллионов человек находятся на грани голода. Им нужно решать социальные вопросы, и им, наверное, не до войны. Но там ведь есть еще и ИГИЛ, в который влились другие террористические формирования, и они у наших границ. А недавний теракт в Подмосковье, в «Крокус Сити Холл», кто взял ответственность за произошедшее?

— Это очень интересный момент. Те формирования боевиков, которые находятся у границ Центральной Азии, их ведь кто-то вооружает, обеспечивает продовольствием и видимо кто-то направляет и идеологически выстраивает какие-то вещи…

— Исламское государство, как раз взяло на себя ответственность за теракт. После этого через ряд СМИ распространялась информация о том, что следующая акция будет направлена против стран Центральной Азии. Они конкретно не указали против кого, и это нужно рассматривать, как серьезный вызов.

В связи с этим все наши правоохранительные органы, спецслужбы и все государственные структуры предпринимают комплекс необходимых действий. Мы усиливаем пограничную безопасность, проводим иные необходимые мероприятия и, конечно, внимательно отслеживаем ситуацию в Афганистане.

— То есть, к сожалению, мы можем говорить о том, что угрозы приобретают такой гибридный характер. И эти действия направлены на подрыв стабильности не только изнутри, но и накладывается фактор возможного внешнего вторжения?! Готовы ли мы в рамках наших партнерских структур и организаций к такому повороту событий?

— Понимаете, сам теракт, совершенный в Подмосковье, где погибли более ста человек, тем не менее прежде всего был направлен на то, чтобы запугать население. Конечно, они хотели запугать еще и власти. Они создают нервозность, панику в обществе, чтобы достичь своих целей.

Совершенно другого рода угроза, это масштабное нападение боевиков. Например, как это было в Сирии, куда из разных стран проникли десятки и возможно сотни тысяч боевиков. Если будут события такого характера, одной стране с этим будет сложно справиться. Поэтому и существуют региональные объединения, как СНГ, ОДКБ и ШОС.

В случае с Организацией Договора о коллективной безопасности у нас есть прямое обязательство партнеров при агрессии против одной из дружественных стран расценивать как вызов всем союзникам.

— То есть моментально будут задействованы какие-то механизмы?

— Да, мы коллективными силами будем давать отпор и нейтрализовать эту угрозу. И в этом отношении у нас постоянно идут командно-штабные учения, в прошлом году в Кыргызстане, а на той неделе мы провели со своими вооруженными силами и правоохранительными органами свои национальные командно-штабные учения. Мы совершенствуемся, делаем все, чтобы наши силы и средства были готовы к любому развитию ситуации.

И по линии ОДКБ проходят согласования, уточнения планов. Будут и учения. В прошлом году провели на Иссык-Куле «Нерушимое братство», получили очень хорошие оценки участников. В этом году снова собираемся провести большие учения в нашей стране, уже с участием наблюдателей. Многие государства изъявили желание поучаствовать, им очень интересно как ОДКБ готовится реагировать на возможные угрозы.

— Тем более есть опыт, с учетом того, какая была операция по миротворчеству в Казахстане в новогодние дни 2022 …

— Это был первый практический опыт, до этого за 20 лет существования ОДКБ такого не было. В январе 2022 года, к сожалению, после известных событий, руководители государств приняли решение о вводе миротворческих сил, и эта операция была проведена успешно. И после локализации очага, стабилизации ситуации, все контингенты были выведены на свои национальные территории.

— Если вернуться к конференции по безопасности в Санкт-Петербурге, там прозвучало заявление, я его процитирую: «Государства Центральной Азии продолжают испытывать давление внешних сил, пытающихся поставить страны перед выбором без учета их национальных интересов». Эта новость вышла на лентах ряда международных агентств, которые сослались на Совбез Узбекистана. Это указывает на нарастающее напряжение вокруг нашего региона, насколько все серьезно?

— Это заявление касалось тех ценностей, которые сейчас определенные силы ставят под сомнение. Мы говорили о сохранении национальной идентичности, сохранении традиций народов. По этому поводу беспокоятся очень многие, высказывались и представители Африки, стран Азии Европы, Латинской Америки. Все обеспокоены тем, что однополярный мир, навязывает свои ценности другим государствам.

Отношение к этому, как уже к прожитому этапу. Надо переходить к многополярности, чтобы был обеспечен реальный суверенитет государств. Народные традиции и культуру никто не в праве ставить под сомнение. Национальная идентичность незыблема. Все с этого начинается.

Мы видели технологии разобщения государств по этническому признаку, после отрыва от культурной основы, народы ни на что не способны, их можно брать голыми руками. Мы посмотрели документальные фильмы о том, как это происходило в различных уголках мира. Все демонстрируется очень наглядно.

— В этом контексте, какие угрозы наиболее существенны для Центральной Азии?

— Есть два типа таких угроз. Первое, когда есть глобальные силы, заинтересованные в расшатывании страны, через межнациональные конфликты. Как у нас это уже было в Кыргызстане. В 90-ые и 2010 годы, мы пережили серьезные потрясения. Это создает угрозы вплоть до широкомасштабной гражданской войны. Мы этого не должны допускать.

Второй сценарий — это межрелигиозные конфликты. Это навязывание своих ценностей по принципу разделяй и властвуй. Посеяли раздор и пошло-поехало. Это самые опасные виды конфликтов. Это, если хотите, борьба за умы. Это идеология. Речь идет об уничтожении ценностей. Если кто-то окажется способен посеять этот раздор, в умах и головах … это чревато.

Наша задача совместными усилиями не дать им возможность это реализовать. Приведу пример: наши отцы и деды во время Второй мировой войны, у нас ее называют Великой Отечественной, отстояли страну. Была попытка фашисткой Германии насильственным путем, путем агрессии захватить и, да они далеко продвинулись, чуть не захватили Москву, но общими усилиями народов Советского союза мы их отбросили и знамя победы водрузили в их логове. Вооруженным путем тогда не получилось, но видимо бесшабашные политики, к сожалению, есть такие, пошли другим путем, и действуют по принципу, как я уже говорил - разделяй и властвуй. Через межнациональные, межконфессиональные конфликты, через недоверие людей друг к другу.

Мы это видели в различных уголках мира, и это до сих пор это происходит.

- А еще попытки переписать историю …

- То, что сейчас глобалисты собираются переписать итоги второй мировой войны, это опять же чревато большими последствиями, вплоть до начала новой войны.

Многие на конференции по безопасности в Санкт-Петербурге говорили о том, что, если это будет продолжаться, в наш ядерный век, когда многие государства располагают реальными ядерными арсеналами, это грозит обернутся концом цивилизации. Многие этим встревожены и политологи, и эксперты. Все говорят об осложнении международной ситуации и в Европе, и на Ближнем Востоке. Пока конфликты не будут закончены мирным путем, сохраняется угроза возникновения широкомасштабного конфликта, регионального, а потом уже и мирового. В итоге остановить будет сложно. Я надеюсь, что у лидеров крупных держав хватит ответственности не допустить развития ситуации в таком плачевном русле.

— Мы были свидетелями того, как моментально вспыхивают конфликты. У нас дважды на границе с Таджикистаном, к сожалению, происходили вооруженные столкновения. Но каким образом в интернете подавались эти события? Определенные издания и блогеры, что создавалось впечатление, будто они не способствовали урегулированию, а, наоборот, разжигали конфликт …

— Я с вами согласен. Есть силы, которые хотели бы чтобы из-за нерешенных проблем, вот эти приграничные конфликты были вечными. Чтобы мы никогда не могли договориться с соседями, не могли осуществить делимитацию и демаркацию, и чтобы оставалось напряжение и там погибали люди.

— Тем не менее с Узбекистаном мы вопрос границ закрыли в духе добрососедства с учетом интересов двух стран и пошли на взаимные уступки. С Таджикистаном продвинулись достаточно далеко. Договорились о неприменении оружия, до тех пор, пока мирно не будут урегулированы вопросы границ. Тем не менее попытки создать напряженность, фальсифицировать все так, что Кыргызстан отдает кому-то землю, и что-то теряет, продолжаются до сих пор.

— В прошлом году с Узбекистаном мы все проблемы решили. Соглашение подписано. Точка поставлена. Сейчас завершаются демаркационные работы. С Таджикистаном, конечно, процесс идет не так быстро. Мы пережили два конфликта, к сожалению, с потерями, как среди мирных граждан, так и военнослужащих. Люди обеспокоены, есть страх в приграничье. Это и с нашей стороны, и с их стороны.

Вы знаете, мы сотни лет живем рядом, это наши соседи, до этого никогда таких глобальных проблем не было. Мы всегда считали и продолжаем считать Таджикистан дружественной страной. Нам и дальше предстоит жить вместе, так Бог распорядился.

Руководители наших государств, президент страны Садыр Жапаров и глава Таджикистана Рахмон, договорились сначала в Самарканде на саммите ШОС, потом в Нью-Йорке на заседании Генеральной ассамблеи ООН мирно решить вопрос в ближайшее время. Правительственные комиссии по демаркации и делимитации со стороны обоих государств интенсивно работают, очень часто встречаются и метр за метром они продвигаются.

Здесь сложность в том, что граница в Баткенской области проходит по сложным участкам, через населенные пункты, по улице, или через дворы и даже дома. Так, что резать приходится по живому. Это трудный путь компромиссов. Без этого невозможно. Нужно идти на уступки. Если придется, то и вариант с обменом территориями можно рассмотреть. И конечно должно быть предварительное согласование с местным населением, так идет сейчас работа.

Мы бы, конечно, хотели, чтобы все было по-нашему, но мы и с их интересами должны считаться, потому что граница проходит между двумя государствами. И у них есть свои интересы. Этот баланс мы ищем и должны прийти к консенсусу.

Все процессы касающиеся определения границ должны идти мирным путем. За столом переговоров, дипломатическими путями.

— Но фейки и вбросы все равно идут, чтобы пошатнуть ситуацию, нарушить равновесие…

— Да. Мы это наблюдаем, причем с обеих сторон. И со стороны Таджикистана, и с нашей стороны есть граждане, которые выбрасывают какие-то фейки. Чтобы напряженность возрастала. Но у нас достаточно воли и ответственности чтобы не поддаваться на это, и люди уже осознали, самое главное наши баткенцы, они очень мудро поступают, и этот вопрос касается в первую очередь непосредственно их самих, и их безопасности. В этом отношении они очень тесно сотрудничают с госорганами. Они надеются на скорейшее решение этого вопроса.

Мы этот процесс завершим, не ущемляя интересы наших граждан и государства, но в то же время считаясь с интересами соседней страны. Мы добиваемся того, чтобы и они считались с нашими интересами. Я надеюсь, в этом году мы все должны завершить.

Определимся с границами, дальше уже будет проще, может мы их и откроем. Всегда наши люди жили так. Экономика и торговля были всегда и шла свободно. Тем более сейчас такое время, нужно строить совместные предприятия. В целом проектов очень много. Нам нужно завершить с границей и двигаться дальше в мирном русле.

— Теперь, если можно, поговорим о ситуации в нашей республике. За последнее время стало известно как минимум о трех случаях подготовки к госперевороту и распространению призывов к захвату власти. Получила огласку история с организацией покушения на руководство страны. Кроме того, мы наблюдали, и периодически продолжаем наблюдать попытки под различными предлогами вывести людей на улицы, организовать митинги и спровоцировать нестабильность. Подрывная работа создающие риски для общественно-политической обстановки целенаправленно ведется в интернете. Как вы оцениваете складывающуюся сейчас ситуацию?

— Сразу скажу, что ситуация находится под полным контролем. Правоохранительные органы и спецслужбы работают днем и ночью. В этом отношении нет поводов для какого-либо беспокойства.

Насчет их подготовки к свержению власти, мы же это проходили. И в 2005 году, и в 2010-м. Извлекли уроки. После каждого такого периода, мы откатывались на много лет назад.

Если бы мы в первый раз еще это предотвратили, и этого бы не повторялось, Кыргызстан мог бы находится на другом этапе развития. А сейчас мы во многих делах отстали от наших соседей. Вот сейчас мы их усиленно догоняем, а по ряду показателей демонстрируем даже лучшую динамику.

Межнациональное согласие, стабильность и мир в стране — это залог стопроцентный нашей национальной безопасности. Это я говорю, как сотрудник, много лет проработавший в специальных органах.

Да нам нужны вооруженные силы, крепкие спецслужбы и правоохранительные органы, но тем не менее, чтобы обеспечить надежную безопасность в Кыргызстане должны быть мир и межнациональное согласие. Все конфессии должны существовать без раздора. И самое главное должен быть экономический рост. У людей сейчас есть надежда на будущее.

У нас идет экономический рост, мы открываем новые предприятия и, возможно скоро нам придется обратно звать тех, кто выехал на заработки в другие страны. Новые рабочие места создаются, уже идет строительство малых ГЭС, совместными усилиями трех государств (Кыргызстан, Казахстан и Узбекистан, прим. ред.) хотим построить крупнейшую в регионе гидроэлектростанцию «Камбар-Ата – 1». Если мы это сделаем, мы решим две задачи - обеспечим полную энергетическую независимость и закроем водную проблему в Центральной Азии.

— То есть все те направления, откуда нам могут подкинуть проблем, мы контролируем. Просто создается ощущение, что кто-то до сих пор хочет воспользоваться старыми методичками, которые у них еще не отобрали …

— Главное, что народ задается вопросом, для чего это? Да были события, которые финансировались из-за рубежа. Эти факты были. Но нам это сейчас ни к чему. Просто так, чтобы кто-то удовлетворил свои амбиции? Лишь бы прийти к власти, и что потом? А это никому не нужно, и народу это не нужно.

На перспективу нужно смотреть. Как страна будет развиваться. Что мы в конце концов оставим нашим потомкам? Новым поколениям какой Кыргызстан передадим, раздор оставим или мирно развивающуюся страну. Конечно, второй вариант.

— Мы видим, что миропорядок сейчас серьезно деградирует …

— Да! К сожалению, мир показывает нам дурные примеры. Стабильности нет во многих регионах. То, что происходит в Украине, на Ближнем Востоке и другие процессы нас сильно тревожат. Это позитива не несет. Мы должны учитывать эти моменты и у себя делать выводы.

— Как ШОС, так и ОДКБ исходят из принципа неделимости безопасности, и, наверное, во многом благодаря этому Центральная Азия сохраняет стратегическую стабильность и устойчивость.

— Правильно. Когда одна страна, или группа стран ставит свою безопасность выше других, конечно, это никого не устраивает. Безопасность должна быть неделимой и для всех. Поэтому совместными усилиями мы и работаем над тем, чтобы укрепить эту безопасность и стабильность. Эту работу мы будем продолжать.

— И последнее. С учетом того, что ситуация в мире меняется достаточно быстро, появляются новые очаги нестабильности. Как на ваш взгляд будет выглядеть новая архитектура безопасности в нашем регионе?

— Если мы хотим, чтобы была стабильность в регионе, в первую очередь мы должны обеспечить у нас в стране. Те же самые задачи нужно решить нашим соседям по региону, тогда мы наладим добрососедские отношения. Этот процесс идет и его нужно продолжать.

Коллективными усилиями в регионе, мы сможем обеспечить и глобальную безопасность Евразии. Я сам по себе оптимист, нам нужно смело идти вперед и работать, ради безопасности наших государств и народов. И мы этого добьемся и народ это видит и понимает.


Беседовал Кирилл Степанюк, ИАЦ «Кабар»
Фото из личного архива Марата Иманкулова

Комментарии

Оставить комментарий