• 89.01
  • 95.05
  • 0.94
  • 0.2

Руководитель рабочей группы по разработке нового УК Лейла Сыдыкова рассказала о новых кодексах и о причинах их введения

Интервью 0

Читайте и смотрите нас в

Руководитель рабочей группы по разработке нового уголовного кодекса, доктор юридических наук, профессор, проректор по международной деятельности Кыргызско-Российского Славянского Университета им. Б.Н.Ельцина Лейла Сыдыкова в интервью 5 каналу более детально рассказала о новых кодексах и о причинах их введения.

- Уже как ровно месяц, вступил в силу новый уголовный кодекс. Между тем, новые кодексы породили множество дискуссий в обществе, разность мнений и противоречий наводят на мысль об эффективности и своевременности этих изменений, Вы как автор расскажите более детально о новых кодексах и о причинах таких мер.

- Вы знаете, наверное, будет правильно, если мы в данном случае зададимся вопросом, почему мы пришли к такому решению, что послужило поводом? Никому не секрет, что за последние годы мы наблюдаем рост преступности, то есть не только рост проявления и частоты преступности, а ее трансформацию, совершенствование. Обратите внимание, как меняется преступность. Перед нами появились новые угрозы, в виде международного терроризма, религиозного экстремизма, а как совершенствуется из года в год коррупция, ее формы, схемы. По части организованной преступности, то на сегодня – это уже транснациональные преступные группировки. На этом фоне, конечно же, нам в первую очередь необходимо было проанализировать уголовный кодекс и карательные меры, которые мы применяем в борьбе с преступностью.

Если говорить более детально, то старый кодекс был больше обращен на высокую карательную направленность. То есть максимальное лишение свободы, самый максимальный срок был до 30 лет лишения свободы. В обществе появились голоса о возврате даже смертной казни. На таком фоне, сможет ли долго просуществовать государственная политика уголовного наказания. Конечно же, нет. На сегодня, по всему миру идет кризис уголовных наказаний. Стало ясно, что карательными методами и лишением свободы, проблемы преступности не решить. В этой связи зарождается вопрос, может применить другие меры, больше восстановительного характера. То есть сделать больше, что бы провинившийся человек смог вернутся и интегрироваться в нормальное общество и вести нормальны образ жизни. Подчеркну, речь идет о менее тяжких преступлениях.

К примеру, если при союзе максимальный срок достигал 20 лет лишения свободы, то при независимом Кыргызстане срок дошел до 30 лет. То есть идет наоборот ужесточение карательных мер. А что будет с человеком который большое время провел в местах заключения, после освобождения он себя в обществе просто не найдет, и общество его не примет. Поэтому он будет заинтересован, вновь вернуться в обычную для себя среду, то есть в тюрьму. Поэтому перед нами возник вопрос, что необходимо обратить внимание больше на восстановление, чем лишение. Создать такие условия, чтобы человек осмыслив свои ошибки, смог вернутся к нормальной жизни. У нас же совершенно к этому вопросу ранее не предавалось никакого значения. Вот поэтому по новым кодексам возник институт апробации.

Согласно новому кодексу, идет снижение срока наказания. Если же по старому максимальное лишение свободы было до 20 лет и по совокупности преступлений достигало до 30 лет, то в новом кодексе максимальный срок достигает 15 лет, а по совокупности преступлений идет до 20 лет лишения свободы.

И в данное время в обществе весь сыр бор идет вокруг этих 5 лет. Кто-то хочет оставить эти 5 лет или даже надбавить еще столько же. Самое интересное, некоторые находят поддержку в международных правозащитных организациях. Что в свою очередь уже странно, ведь правозащитные организации строятся на институтах гуманности. Пока дискуссии идут вокруг этих 5 лет.

- Также согласно новому кодексу, говорилось о смягчении наказания педофилам. СМИ – это назвали как праздник для педофилов, проясните ситуацию с педофилами, какое все-таки наказание получат они по новому кодексу.

- Вообще я бы сказала так, прежде чем вступать в дискуссию, на темы законов и кодексов, всегда необходимо прочесть и заучивать эти законы, кодексы и применяемые новшества - от корки до корки. Да по новому кодексу идет общее снижение сроков, но в нем также есть механизмы, которые наоборот ужесточают меру к педофилам. К примеру, они по новому кодексу не смогут получить условно досрочное освобождение, практика срока давности привлечения к уголовной ответственности и амнистия на них не распространяются. В целом карательные наказания – это не метод борьбы, а последствия. Государству нужно создавать такие условия, чтоб не было подобных последствий. Педофилы - это лица, имеющие психические аномалии, которым требуется еще и лечение. Сейчас мы говорим о тех лицах, которые совершили изнасилование в отношении несовершеннолетних или же малолетних лиц. В простонародье мы говорим что - это педофилы, на самом деле - это не совсем так. Теперь по новым кодексам, педофилы и насильники малолетних лиц, не смогут получить условно досрочное освобождение и не смогут выйти на свободу через 3-4 года. Также если при совершении преступления пострадавшая сторона получила вред здоровью или же наступила смерть, то это все будет идти как совокупность и сопряженность преступления и виновник получит максимальную меру наказания. Самое главное виновник отсидит свой срок от начала до конца.

- Против новых кодексов высказались и адвокаты, расскажите, в чем их недовольство и принимали ли они активное участие в составлении и обсуждении новых кодексов?

- Меня очень удивило то, что в сферу обсуждения новых кодексов включились и адвокаты. Но когда были презентации, шли общественные обсуждения, адвокаты не очень активно участвовали в этом процессе. Я не знаю почему, но могу только догадываться.

Когда мы убрали судейское усмотрение. Это, например, ответственность за шпионаж – предусматривается наказание в виде лишения свободы сроком от 10 до 20 лет. И суд может в этом диапазоне назначить наказание. Например, в Баткене судья может за это преступление дать 10 лет, а в Бишкеке 20 лет, за одно и то же деяние. Вот эту разницу кто определит? Это справедливо? Я сомневаюсь. Это, на мой взгляд, не справедливо. Такой широкий диапазон от и до, он же еще и коррупционный. В этом диапазоне может включиться коррупция в самом сердце назначения наказаний.

Поэтому, здесь надо было этот диапазон уменьшать. И законодатель пошел на то чтобы уменьшить его, введя категории наказаний. Введя категории разницы между первой, второй, третьей, четвертой, пятой и шестой категориями по 2,5 года.

Суд с учетом личности подсудимого, обстоятельств свершения преступления, смягчающих обстоятельств назначает наказание либо 2,5 года, либо 5 лет.

Я думаю, мы поможем нашим адвокатам, этим введенным правилом. Но адвокаты этому не обрадовались а, по-моему, даже огорчились.

- Может быть, потому что они являются посредниками, между потерпевшими, нарушителями и судьями? Ведь часто адвокаты занимались разведением таких дел.

- Может быть. Об этом очень часто отмечали наши зарубежные коллеги, которые тоже, к сожалению, с этим столкнулись. Например, в Казахстане оставили от и до. Например, за отдельное преступление до 5 лет диапазон, минимум 6 мес. Максимум 5 лет. И я всегда говорю нашим судьям: Все должны посетить наши тюрьмы, чтобы они могли определить какой срок наказания и место отбывания назначать. Ведь никто не знает как там страшно. Не хотят думать, как страшно отбывать наказание в виде пожизненного лишения свободы. Это очень страшно, но об этом никто не говорит.

За рубежом судей готовят поштучно. И они обязательно в процессе прохождения обучения, месяц или больше, зависимо от программы обучения, должны как на работу приходить в места лишения свободы. Это при том, что у них лучше условия отбывания наказания. После того как будущие судьи видели, как отбывают наказание, и уже вынося решение, они будут понимать, например, за какой период можно исправить определенного человека. Или минимум или максимум. Это достаточно серьезный подход.

По последним исследованиям человек отбывающий наказание в местах лишения свободы ощущает на себе меры исправительного воздействия, если раньше срок составлял примерно 3 года, сейчас это год и семь месяцев. То есть, за этот период его можно мотивировать на правильный образ жизни. Потом он привыкает к этой системе и просто, тупо отбывает наказание.

То есть, мы теряем человека. Растет криминализация общества, растет судимость. И поэтому мы должны были вступить на путь гуманизации. У нас не было другого выбора. И это тенденция мировая. Исправлять, а не просто изолировать.

Поэтому вводится институт пробации – это очень правильный институт. Туда закладывается совершенно новая начинка. Да, она похоже на старый институт условного осуждения. Но у кого раньше отмечались осужденные? У уголовной инспекции, у милиции. То есть силовая структура контролировала поведение человека. А теперь стал вопрос о введении механизмов поддержки осужденных для социализации в общество. Они же все равно все возвращаются. Может ему надо оказать поддержку, чтобы он больше не совершал преступления.

Пробация должна оказать содействие в подготовке документов при освобождении, помочь прибыть на место жительства, и чтобы с ним проводились воспитательные работы. Это будут специальные сотрудники органов пробации – это гражданские лица, им будут доверять больше. Такие механизмы пробации уже заведены в мире, в некоторых государствах уже века как существуют.

Когда мы встречались с судьями из Казахстана, они нам сказали что институт пробации, дал возможность снизить рецидивную преступность в два с половиной раза.

Нам надо понимать, что осужденные люди все равно вернутся в общество.

Комментарии

Оставить комментарий