• 89.43
  • 97.22
  • 0.97
  • 0.2

К 75-летию МИД: Первые шаги Кыргызстана в международном сотрудничестве. Часть I

Аналитика 0

Читайте и смотрите нас в

Конец ХХ века ознаменовался в мировой истории развалом Советского Союза и социалистического лагеря и пересмотром политики конфронтации. На политической карте мира появились молодые государства, новые акторы, выбирающие сложный путь интеграции в существующую систему мировой политики и экономики.

Обретение независимости выдвинуло перед новыми государствами множество задач, важнейшими из которых стали поиск самоиндентичности, выбор социально-экономического и политического пути развития, а также формирование модели внешней политики и безопасности. Естественно, провозглашение курса на демократическое развитие становилось надежным гарантом материально-финансовой помощи, инвестиций, политической поддержки и признания со стороны развитых стран Запада. Вхождение в мировое демократическое сообщество стало основополагающей целью внешней политики республик бывшего СССР. Особенный интерес членство в рядах развитых демократий западного образца представляло для дотационных, отрезанных от морских путей сообщения республик, особенно Кыргызстана. В тот период именно перед республиками Центральной Азии остро встал вопрос падения темпов экономики и развития народного хозяйства, катастрофического снижения уровня жизни. Таким образом, налаживание торгово-экономических, финансовых и политических отношений с внешним миром стало вопросом выживания и сохранения легитимности молодых государств постсоветского пространства. С идеологической точки зрения, дистанцирование от «пережитков прошлого», отрицание авторитарного наследия коммунистической империи стало моральным мотивом руководящих элит.

Западные страны проявили повышенный интерес к молодым государствам и происходящим в них сложным, болезненным процессам поиска пути развития, сохранения независимости и территориальной целостности. Этот интерес сочетался с осознанием необходимости кардинального пересмотра принципов, целей и задач Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Здесь уместно будет сослаться на слова российских исследователей о том, что СБСЕ/ОБСЕ столкнулась в то время с «прогрессирующей утратой единого видения ее философской идеологии и предназначения». Действительно, утеряв свою первоначальную и основополагающую функцию площадки для диалога между капиталистическими и социалистическими блоками по вопросам военно-политической безопасности и контроля над вооружением в Европе, СБСЕ испытало серьезный кризис самоидентификации. Более того перед Совещанием встала насущная задача географического и функционального расширения. Однако не все «старые» члены Совещания соглашались с перспективой расширения его деятельности на южном и восточном направлении. Против вступления в СБСЕ новых стран выдвигались аргументы политического (сложность и беспрецедентность политических и экономических реформ, удаленность и самобытность Центральной Азии, влияние на регион России и Китая) и практического (трудности увеличения бюджета, расширение штата, возрастание функциональной нагрузки на рабочие структуры ОБСЕ) характера.
Тем не менее, страны–члены СБСЕ пришли к выводу о крайней желательности членства в нем новообразованных государств. В ретроспективе становится ясно, что обеспокоенность западных элит вероятностью возникновения масштабных очагов нестабильности и вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве, стоявшая за решением о включении новых членов, не была беспочвенной. Таким образом, под эгидой продвижения ценностей либеральной демократии в Евразии были заложены основы сотрудничества государств Центральной Азии с СБСЕ/ОБСЕ. Данным шагом была подтверждена готовность западного сообщества оказывать долгосрочную политическую, моральную и финансовую поддержку молодым режимам. Это послужило отправной точкой демократических трансформаций, происходящих с варьирующейся степенью полноты и успеха на территории всего Содружества независимых государств.

Итак, Второе заседание Совета министров иностранных дел стран-участниц СБСЕ в Праге 30-31 января 1992 года стало историческим событием для бывших советских республик. В решении, принятом по итогам встречи, отмечалось: «Получив от каждого из нижеперечисленных государств письма, в которых содержится их согласие выполнять обязательства и ответственность СБСЕ, министры приветствовали Азербайджан, Армению, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдову, Таджикистан, Туркменистан, Украину и Узбекистан в качестве государств-участников СБСЕ».

В нормативном плане, данные молодые государства приняли на себя обязательства следовать единым ценностям и поддерживать приверженность нормам стабильного демократического развития и всеобъемлющей безопасности. При этом на Пражской встрече было принято решение об усилении значения и роли Центра по предотвращению конфликтов. Позднее Центр, занимающийся планированием миротворческих миссий, сыграл важную роль в продвижении центральноазиатской тематики в повестках дней СБСЕ/ОБСЕ. Более того, в ходе Второго заседания министров иностранных дел стран-участниц СБСЕ в Праге было принято решение оказать всемерную поддержку новым членам в виде выработки «программы координированной помощи этим государствам по предоставлению соответствующей дипломатической, научной, правовой и административной информации и соответствующих рекомендаций по вопросам СБСЕ». Принятие и успешная реализация данной программы были чрезвычайно важны для стран Центральной Азии, не имевших на тот период достаточного опыта самостоятельного управления и испытывающих политические, социально-экономические и гуманитарные трудности. Предоставление консультативно-информационной, дипломатической и правовой поддержки со стороны СБСЕ стало ощутимым подспорьем в деле развития административно-кадрового и политического потенциала республик региона, позволило им активно и полноценно принимать участие в деятельности Совещания. В свою очередь СБСЕ также вынесла важные уроки из реализации программ координированной помощи, органично внося требуемые коррективы и дополнения в свою центральноазиатскую стратегию. 8 июня 1992 года Кыргызстан присоединился к Хельсинскому заключительному акту, принятого первого августа 1975 года, а чуть позже подписала и Парижскую хартию европейской безопасности. В марте 1993 года в Вене было торжественно открыто постоянное представительство Кыргызской Республики при СБСЕ/ОБСЕ.

Необходимо отметить, что решающую роль в принятии решения о членстве бывших республик Советского Союза в СБСЕ/ОБСЕ сыграла политика американской правящей администрации. В терминах Realpolitik, заинтересованность США в природных ресурсах региона оказала прямое воздействие на включение Центральной Азии в зону действия ОБСЕ. Так же, как указывает исследователь Франсис Мико, американское правительство решительно поддержало вступление новых независимых государств в ряды СБСЕ в целях дальнейшей демократизации региона и недопущения оказания на него негативного влияния со стороны ближневосточных радикальных режимов. Что касается Кыргызстана, пережившего в начале 90-х годов ХХ века столкновения на межэтнической основе, было важным утверждение гражданского мира и межнационального согласия. В апреле 1991 года Президент страны подчеркивал: «…это главная предпосылка спокойствия, мира и дружбы, взаимного сотрудничества для того, чтобы перейти к каким-то радикальным экономическим реформам». Кроме этого был необходим прорыв в дипломатической сфере: налаживание сотрудничества с крупнейшими зарубежными странами, авторитетными международными организациями. Их политическая и информационная поддержка могла быть важным фактором в укреплении статуса Кыргызстана, в наращивании его демократического потенциала, в инвестиционной привлекательности, а также выхода на международную арену в качестве полноправного субъекта.

(Продолжение следует)

Ж.К.Боконбаева

Комментарии

Оставить комментарий