• 89.12
  • 95.72
  • 0.95
  • 0.2

Дорога в «пустыне» и мышление

Аналитика 0

Читайте и смотрите нас в

Моисей вел по пустыне свой народ, находившийся в плену у Египта более четырехсот лет. Он намеревался привести их в “землю обетованную”. По современным подсчетам, если идти по прямой, этот путь должен был занять две, от силы три недели, но евреи кружили по нему целых четыре десятилетия. В чем был смысл этого хождения по кругу? За время египетского плена евреи, поколение за поколением, утверждались в рабском мышлении, не могли себе представить, что такое свободная, независимая жизнь, как можно самому распоряжаться своей судьбой и своим будущим. И так получилось, что из почти 2 миллионов людей, вышедших из Египта, в “землю обетованную” из первого поколения вошли только два человека.

Первое поколение умерло в пустыне потому, что не поверило, что имеет потенциал, способный изгнать из той земли, куда они шли, десять народов, обитавших там. Они были более могущественны и сильны, чем евреи. Так думали евреи, хотя при смелости и бесстрашии могли легко победить их. Сначала они были вплотную подведены к границам вожделенной земли, и им была показана «земля, где течет молоко и мед». Но хотя виноградную кисть могли поднять только два человека, там жили великаны в полторы-два человеческих роста. Могли бы люди, по своему разуму бывшие рабами, при малейшей трудности начинавшие вспоминать, как им было хорошо в Египте, восстать против Моисея, который увел их в пустыню, где нет ни воды, ни мяса, победить этих великих людей? Это поколение так и не смогло поверить в свои силы и осталось в пустыне. Новую же землю завоевало другое поколение.

Этот сюжет не изучается на уроках истории, наука не принимает за исторические факты библейские истории. Но здесь находится место очень интересной аналогии – народ, который родился и вырос в советское время, был в плену авторитарной идеологии. Падение Советского союза как бы открыло для него путь в новое, свободное общество. Поначалу бодро взявшее старт в новую жизнь общество почувствовало вскоре, что что-то идет не так. Вроде бы и правильно все говорится и делается, но что-то все равно не то. А потом и вовсе выяснилось, что и вождь оказался случайным человеком, а просто войти в счастливую жизнь невозможно – нужно ломать себя, пересиливать свой образ мышления, побеждать, прежде всего, свой старый внутренний мир.

Но общество пошло по пути наименьшего сопротивления – не стало завоевывать «новую землю», а предпочло остаться в пустыне и бродить по ней уже почти тридцать лет. Но “света в конце тоннеля” пока так и не видно. Уже успели свергнуть двух правителей, оказавшихся несостоятельными, а новые также не блещут. Очень интересная параллель – когда израильтяне все-таки завоевали землю и организовали свое государство, на первых порах управление осуществлялось вождями-судьями. Но, затем увидев, как обстоят дела у соседей, евреи стали требовать себе царя. Примерно, как перейти от парламентской республики к президентскому правлению. Пророки их предупреждали, что если у них будет царь, то это будет диктатор, который будет творить что хочет: «детей ваших будет забирать на войну, на шеи ваши повесятся многие заботы, стонать будете под его волей!» Но народ уперся - желаем царя! Получив царя, этот народ имел от него огромные проблемы.

Как в Кыргызстане в начале независимости на волне эйфории стали бурно развиваться демократические институты, закладываться основы правового государства. Казалось бы, ничто не помешает становлению нового демократического общества. Однако, порожденная в новое время местная знать поняла, что при демократических нормах поведения, при правилах честной игры невозможно вкусить блага, устроить себе безбедную жизнь, будущее своих детей. Преградой для этого «светлого будущего» новой элиты стал закон. Поэтому время первого президента Кыргызстана превратилось во время мучительной борьбы элиты с самим законом, поиском путей для его «легального» обхождения, соответственно придания своим действиям вида законности и истинности. Долго так продолжаться не могло и все кончилось светлым днем марта 2005 года, когда президенту пришлось бежать из страны.

Худшее испытание для любого правителя не восхождение на плаху, а нахождение в изгнании, когда для своего народа ты становишься абсолютным нулем, и каждый может поносить твое некогда августейшее имя. Продолжая аналогии с библейской историей, вождей независимого Кыргызстана можно сравнить с первым царем Израиля Саулом, который был избран на высокий пост через пророка Самуила. Для успешного царствования ему было необходима самая малость – точно исполнять то, что говорит ему пророк. Но и эту мелочь он не смог выполнить – однажды, когда пророк опаздывал на обряд жертвоприношения Богу, которое было только в компетенции пророка, Саул не смог проявить терпение и сам исполнил ритуал. Пророк все не приходил, народ начинал разбредаться и устрашившийся царь сам принес жертвоприношение, хотя это было прерогативой Самуила. Не смог правитель проявить терпение, мудрость, вынести ответственность за порученный ему народ. Саул проявил слабоволие, из страха сделав опрометчивый шаг. Этим он подписал себе смертный приговор – ему было сказано, что он потерял царство навсегда, а сам он умрет жалкой смертью.

Для вождей Кыргызстана, бывших и нынешних, испытанием служит закон, нормы цивилизованного общества. Каждый правитель является носителем определенной истины, которую он предлагает народу. Вся разница в том, является эта истина законом или «понятиями» - своими представлениями о справедливом и благоденствующем обществе, о том, как должно быть устроено «демократическое» государство и чьим интересам оно должно служить. После апреля 2010 года казалось, будто бы весь старый, негативный опыт ушел навсегда и перед Кыргызстаном теперь уж точно маячит светлое будущее, ведь «обжегшиеся на молоке дуют и на воду». Но спустя время все возвратилось на круги своя. По аналогии с еврейским народом, который должен был победить десять народов, прежде чем войти в «землю обетованную», наше общество не может победить своих «демонов». Это отсутствие уважения к чужой и своей свободе, неуважения к цивилизованным нормам поведения, как то соблюдение закона и уважение к нему, страх перед свободной конкуренцией во всех сферах жизни и деятельности, будь это госслужба, бизнес, образование.

Подавление прямой конкуренции во всех сферах жизни и есть главная причина коррупции, когда недостойные того или иного места по интеллекту, масштабу личности и своей значимости, предпочитают просто покупать должности и привилегии. А это в свою очередь обеспечивает сытую и комфортную жизнь. Неприятное в этом то, что без чиновников, управленцев не может обойтись ни одно государство, бюрократия составная часть любой системы. Как отмечал испанский социолог Ортега-и-Гассет, те, кто делает революцию и крушит старую власть, затем с удивлением обнаруживают, что никак не могут обойтись без тех, кто вчера управлял государственным механизмом и здесь имеются в виду не вожди, а бюрократия, без которой никакую государственную машину невозможно завести. Понятно, что дело в том, какого качества эти люди, как устроен их внутренний мир и для чего будет работать Система, которую они в совокупности составляют. Это напрямую связано с качеством самого общества – если это традиционалистское общество, то бюрократия плоть от плоти ее, если же рациональная, соответственно и бюрократия также рациональна. Не может быть так, что общество свободное, демократичное, а бюрократия авторитарная и наоборот.

В чем разница между традиционалистским и рациональным обществом? Во всем мире традиционалистские сообщества, подобные кыргызстанскому, восприняли форму рациональных сообществ, провозглашают такие нормы и ценности, как демократия, правовое государство, свободная экономика, но не могут принять содержание. Причина этого в том, что традиционное общество руководствуется, вернее сказать, смешивает два понятия – закон и традиции, в то время, когда в рациональном обществе на первом месте стоит закон, а традиции соблюдаются и исполняются как часть культурного и духовного наследия. При этом зачастую рациональное общество обвиняется в бездуховности, меркантилизме и прочих грехах.

Так, если бы наше государство было основано на традиции, то управлять страной должен был батыр, законодательным органом были бы аксакалы, которые хранили бы букву и дух адата (кодекс законов и правил кочевого общества), судебную власть исполняли бы казы и бии. Многие наши современники в этом усматривают признаки демократии, потому что вроде бы все на месте – и принцип разделения властей, независимость ветвей власти друг от друга. Но это только на первый взгляд. Законы «военной демократии» подходят больше для кочевого общества, и применить его к современному обществу слишком проблематично. Кто будет справедливым вождем и кого можно избрать мудрым аксакалов в насквозь коррумпированном обществе? Кто будет честным судьей? И как показывает история, благополучие общества всегда зависело от масштаба личности правителя - стоило батыру погибнуть, как все созданное им рушилось в один миг, потому что все держалось на воле одного человека. Например, Атилла построил величашую империю от Рейна до Волги, которая распалась по сути на следующую неделю после его смерти.

Еще одна проблема в том, что люди - политики, цари, императоры - тоже бывают разными. К примеру, к чему пришло бы одно из самых богатых государств современности - Объединенные Арабские эмираты - если бы в свое время Зайд бен Султан аль-Нахаян не заменил своего старшего брата Шахбута? Проблема Шахбута была в том, что он не принимал новшества, которые жизнь хотела внести в жизнь управляемого им эмирата, как то европейское образование, вложение иностранных инвестиций в экономику страны, создание независимой финансовой системы и т.д. Исследователи пишут, что Шахбут был настолько прижимист в деньгах, что доходило до анекдотичных случаев – очевидцы рассказывали, что управляющий единственной в то время начальной школой в Абу-Даби должен был обращаться к нему лично за деньгами даже для покупки мела.

Если представить, что Зейд бен Султан аль-Нахаян оказался бы таким же человеком, как его брат? То есть, в традиционном обществе все замкнуто на качествах личности. Вся проблема в том, что политическая элита Кыргызстана не может оторваться от традиционализма и предложить обществу путь к рационализму. Рационализм – это жизнь не традициями и понятиям из них вытекающими, а подчинение всей общественной жизни (любых ее сфер) определенным и четким правилам, калькуляция и конвертация затраченного труда и таланта в денежный эквивалент. И относительно экономической деятельности, рационализм – это извлечение прибыли из любого затраченного действия, т.е. затраченный капитал должен не только возвернуться, но и принести прибыль. Только тогда возможен рост.

Традиционное общество в принципе живет этим, (бизнес везде есть бизнес и его законы непоколебимы), но подает это под иным соусом. Т.е. другие общества, в данном случае Западная Европа, Америка завязаны на деньгах, их идеология - извлечение прибыли из всего. А у нас как бы другие ценности, мы духовны и, меркантильность чужда нам, мы не ставим на первое место деньги. Хотя все в нынешнем Кыргызстане завязано на деньгах. Конечно, такой самообман должен обходиться очень дорого. Для Кыргызстана это вылилось в две революции, изгнание двух президентов, смену формы правления, но каких-то прорывов нынешние изменения все равно не сулят, потому что не изменилось самое главное – мышление. Пока...

Нурлан Джоодатов,

специально для "Кабар"

Комментарии

Оставить комментарий