• 87.99
  • 95.37
  • 0.97
  • 0.2

ИАЦ «Кабар»: Международный терроризм в ЦА: проблемы и пути их решения

Аналитика 0

Читайте и смотрите нас в

Терроризм – один из главных бичей современного международного общества. Целями террористических организаций выступают деструктивные процессы в различных странах и регионах. Центральная Азия, с её огромным многообразием культур и религиозных традиций всегда привлекала к себе особое внимание. Регион чрезвычайно потенциален для его всестороннего развития, а главное Центральная Азия, это своеобразный мост между Азией и Европой. Для Российской Федерации центрально-азиатский регион выступает ещё и как буфер. До сих пор проблематика вопроса связанная с афганским наркотрафиком стоит, чуть ли не главным в международной повестке дня. А дестабилизировать регион, это значит внести хаос. Недаром такие организации, как: ОДКБ и ШОС вопросам безопасности в регионе придают особое значение. Потерять стабильность и безопасность в Центральной Азии, это значит потерять важнейший геополитический участок и перспективность его планомерного развития.

Как заявил военный эксперт Вячеслав Бойко, «представление о том, что международный терроризм является самой главной угрозой для национальной и региональной безопасности государств Центральной Азии широко представлено в публичном региональном дискурсе. Стоит напомнить, что Президент Таджикистана Эмомали Рахмон говорил о терроризме как о «самой серьезной проблеме человечества» на современном этапе развития. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев констатирует факты совершения терактов во многих странах мира за последние несколько лет и обозначил это состояние условно как «третья мировая война». Республики региона на государственном уровне разрабатывают стратегии борьбы и противодействия религиозному экстремизму и терроризму, вводят порядки установления уровня террористической угрозы».

Приведём примеры, в Таджикистане принята Национальная стратегия по противодействию экстремизму и терроризму на 2016-2020 годы. В Кыргызстане предложены три уровня террористической угрозы: повышенный (синий) при наличии неподтвержденной информации о возможности террористического акта; высокий (желтый) при наличии подтвержденной информации о реальной возможности совершения террористического акта; критический (красный), если теракт уже совершен, либо налицо действия для совершения террористического акта. Работа по мониторингу идёт на каждодневной основе.

В результате публикаций в СМИ, риторики государственных деятелей и официальных документов, проведению многочисленных конференций и круглых столов, профилактических бесед и иных мероприятий вопрос международного терроризма оценивается как одна из главных угроз, как для отдельной республики, так и для региона Центральной Азии в целом.

«Регион, непосредственно граничащий с Афганистаном, в глобальной политике начал активно «присутствовать» с начала 2000-х годов и рассматриваться преимущественно сквозь призму безопасности. Именно географическая близость региона к так называемой «оси зла» определила его геополитический и геоэкономический статус в международных отношениях в контексте военной операции в Афганистане и Ираке, в силу наличия богатых источников нефти и газа, а также географической близости к России, Ирану и Китаю. Cекьюритизация международного терроризма и экстремизма в регионе проходила на фоне глобального дискурса о международном терроризме и экстремизме с 1999 по 2017 годы в контексте военной операции в Афганистане и Ираке, а также угроз со стороны ИГ региональной безопасности», - констатировал эксперт.

Но, если после 2014 года США и другие государства НАТО снизили угрозу для региона, то сами региональные игроки стали культивировать эту проблему с новой силой вместе с Россией и Китаем. Региональные организации, такие как ОДКБ и ШОС, активизировали свою деятельность по борьбе с международным терроризмом и экстремизмом. Эксперты в рамках ОДКБ представили аналитический доклад относительно угроз международного терроризма и экстремизма в Центральной Азии и афганском направлении.

«Сам доклад должен стать основой для выработки антитеррористической платформы ОДКБ. Данные вопросы и проблемы объясняются необходимостью для России усилить присутствие ОДКБ в регионе и создания платформы для открытия новых военных баз. А для самих режимов поддержка данной темы оправдана с точки зрения борьбы не только с самими потенциальными экстремистами и террористами, но и с представителями политической оппозиции», - продолжает Бойко.

Исследователь региона Джон Хизершоу выразил в своей работе мысль, что «миф исламской радикализации на постсоветском пространстве активно развивается и подкармливается из вне». Как отмечает Бойко, «актуализируя данную угрозу, республики могут получать на вопросы укрепления государственных границ и на профилактические мероприятия дополнительное финансирование. Одним из ключевых направлений является популярность теорий, что США сами создали террористические организации и управляют ими. Мнение относительно использования США и НАТО террористических и экстремистских групп в целях свержения неугодных режимов или создания конфликтной зоны для геополитических оппонентов широко тиражируется в ряде иностранных и российских СМИ».

Именно геополитические противоречия и несогласованность действий ключевых мировых участников не позволяет эффективно бороться не только с Исламским государством, но и с международным терроризмом в целом.

«Бесспорным является понимание, что существует прямая угроза для государств Центральной Азии, исходящая, прежде всего, от самих выходцев региона, воюющих на стороне террористов и их потенциальной возможности усилить пропаганду и вербовку других граждан. В Сирии и Ираке на стороне Исламского государства по разным оценкам из стран Центральной Азии воевали около 4 тысяч боевиков. Многочисленными группами считаются выходцы из Узбекистана и Таджикистана. Известно, что существует группировка этнических узбеков «Таухид валь-Джихад» с 2014 года внутри Исламского государства. Периодически они выпускают видео обращения с угрозой светским режимам и призывом остальных присоединиться к ним. Серьезным вызовом для имиджа государств Центральной Азии и в частности для трудовых мигрантов помимо географической близости к опасным очагам и известных фактов участия боевиков на стороне террористов стали громкие теракты последних лет, совершенные террористами-смертниками – выходцами из региона, преимущественно этническими узбеками», - отмечает эксперт.

Напомним, что теракт в Нью-Йорке 31 октября 2017 года совершил Сайфулла Саипов выходец из Узбекистана, который на пикапе въехал на велодорожку и начал давить людей, затем врезался в школьный автобус. В результате 8 человек погибли и 12 пострадали. Теракт в Стокгольме 7 апреля 2017 года, где на грузовике террорист уроженец Узбекистана Рахмат Акилов протаранил толпу людей в центре города. В результате 4 погибло, около 15 получили повреждения. Это лишь небольшой пример ужасающих действий террористов, выходцев из Центральной Азии.

Как говорит эксперт в вопросах безопасности Валерий Аксёнов, «вопрос радикализации мигрантов, это слабоизученная тема, требующая комплексного анализа. К примеру, спорным является вопрос о том, где именно мигранты становятся приверженцами радикальных идей». Как известно США начали операцию по выводу своих войск из Сирии. Президент США Дональд Трамп объявил о решении начать вывод американских войск из Сирии. Он мотивировал это тем, что победа над группировкой «Исламское государство» в Сирии одержана, и что это было единственной причиной, по которой вооруженные силы США там находились. По словам американских официальных лиц, вывод войск численностью более 2 тыс. человек займет от 60 до 100 дней. При этом пресс-секретарь минобороны Дана Уайт подчеркнула, что кампания против ИГ не окончена, и что США «продолжат работать со своими партнерами и союзниками для разгрома ИГ везде, где бы она ни действовала».

Напомним, Вашингтон начал военную операцию против боевиков ИГ в Ираке в июне 2014 года, а в Сирии - в сентябре 2014 года.

Из этого следует, что подобная ситуация также может сказаться негативно для стран Центральной Азии. Каким образом? «Существует угроза для всех государств ЦА в случае возвращения выходцев из региона из Сирии и Ирака в условиях их вытеснения. При этом, по разным оценкам, они, скорее всего, будут передислоцированы в Афганистан и Северную Африку. Возвращение террористов является так или иначе серьезной угрозой не только с точки зрения усиления пропаганды и контента радикальных идей, но и светским режимам», - заявил Аксёнов.

Стоит добавить, что Президент Казахстана предложил узаконить смертную казнь для террористов, а также было принято решение о лишении гражданства членов экстремистских организаций. В Кыргызстане в 2016 году были введены изменения в законодательные нормы, согласно которым предусмотрено лишение гражданства осужденных за экстремизм и терроризм. Также, согласно законодательству, предусмотрено отделение осужденных за терроризм и экстремизм от других заключенных. Это оправдано с точки зрения предотвращения вербования других заключенных в тюрьмах.

Таким образом, борьба с международным терроризмом и экстремизмом в государствах Центральной Азии продолжается как на национальном, так и на региональном уровнях с участием ШОС и ОДКБ. При этом степень угрозы международного терроризма в Центральной Азии оценивается по-разному и скорее отражает их стратегические геополитические интересы в регионе.

Антон Кубицкий
ИАЦ «Кабар»

Комментарии

Оставить комментарий