Художник Толгобек Койчуманов: «В духовности - сила, в живописи - жизнь!»

Интервью 0

Десять лет назад десять выпускников КГУСТА пригласили меня в мастерскую, где каждый писал мой портрет. Я позировала полтора часа. Видение каждого было интересным, нестандартным, каждый объяснял по-своему. Портрет кисти художника Толгобека Койчуманова врезался в память. Он поймал взгляд, а это сложнее всего. Сегодня Толгобек - один из востребованных художников-постановщиков кинематографа, разительно выделяется из ряда современников, он - для меня колоссальная фигура — креативный художник, удивляющий, заставляющий смотреть, думать. Его работы вселяют оптимизм — искусство вечно!

— Толгобек, я видела вашу давнюю фотографию: серьезный юноша около мольберта с кистью. «Портрет художника в юности». Расскажите, как вы начали рисовать?

— С малых лет тяга к рисованию отличала меня от сверстников. Я мог рисовать часами, днями напролёт. Застаивался на природе, словно набираясь сил для будущего. Ручкой, карандашами рисовал вымышленный мир и действительный, и потом вся семья, соседи долго рассматривали рисунки, восхищались.

— О чем ваши мысли сегодня?

— Я должен забыть то, что раньше писал и обрести нового себя и новый почерк. Заметный. Ищу. Сложно, но глубоко. Важно быть в поисках. Это целый масштабный процесс.

— Помните известное изречение: «Художник должен быть всегда голодным», согласны?

— Отчасти да, когда ты сыт, работы также отображают твоё умиротворение, скучно чаще всего. Изречение правдивое. До идей - да, должен быть голоден, ведь поиски всегда дают ростки!

— Мастерские художника всегда завалены старыми работами. Это потребность взглянуть на себя вчерашнего?

— Учителя всегда учили, что сохранять старые работы всегда на пользу. Раньше я рисовал доминанту зеленого, а сейчас, наоборот - желтого и красного, это и есть мироощущение. Десять лет назад, сравнивая работы, как будто это два разных художника.

— А что вы любили рисовать в детстве?

— Как и все мальчишки любил рисовать в 90- е годы героев боевиков, оружие, а ещё рисовал волны Иссык-Куля, камни, это словно меня питало. Я не мог объяснить в детстве, почему я это рисую, но потом многие стали понимать мои взгляды и порывы.

— Я слышала не раз, как художники с нежностью вспоминают советскую художественную школу, в которой они учились. Нужна ли такая академическая школа рисунка, живописи и скульптуры в Кыргызстане?

— Художники говорят об умении рисовать в академическом смысле, на мой взгляд, на самом деле понимают, что такое уметь рисовать. И ещё учеба у мастера, общение с ним — это настоящая школа для молодого художника. Еще можно ездить по музеям и копировать работы мастеров. Русская академическая школа всегда славилась плацдарменными знаниями, техникой, это и по сей день прочный фундамент, а мы все-таки последователи через своих учителей. Это данность и для многих художников необходимость. Мастерство приходит позднее, а прочный фундамент должен быть априори.

— Я знаю, что вашими учителями были художники Усен Омуров, Сапар Торобеков. Как вы стали их учеником?

— После школы я поступил в КГУСТА. Там и встретился со своими учителями-наставниками. Усен Омуров стал куратором. На сегодняшний день ему 70 лет, но его активности, энергии можно только позавидовать. Я благодарен ему за знания. Он учил нас жизни, морали, принципам. Сегодня он продолжает обучать, а это многое значит для новой плеяды художников. Помню, как между парами, в коридорах по привычке общались между студентами, а он, проходя мимо, говорил: «Не теряйте времени, больше учитесь, читайте ! Пользы больше будет!» Всегда старался привлечь к духовности!

— Что бы вы сказали молодым художникам, кроме как «работать и ещё раз работать»?

— Серьезно задуматься над собственным стилем. Со временем это начинаешь понимать, как никогда. Без почерка ты просто посредственность, а если обрёл фирменный почерк , ты — личность!

— Творить в тишине — это хорошо, но художникам нужно общение, тусовки. Вы какой: общительный или замкнутый ?

— Тусовка — невообразимое слово. Художникам необходимо профессиональное, доброжелательное, но критичное общение. Общение на высоком уровне. Когда-то были гильдии, которые держали художников в рамках. Сегодня правила диктует только рынок.

Общение я получаю в сфере кинематографии, этим и компенсирую пробелы. Мы с друзьями -коллегами собираемся, общаемся, но в жизни, творчестве в большей степени я - интроверт, работаю в одиночку, замкнуто. И это наполняет особой таинственностью мое творчество.

— Вы ходите на выставки художников, которые не являются вашими друзьями?

— Ходим, это душевная тяга. Знать персону не обязательно, ведь мы можем быть из разных городов и стран, тем более техника и манера у всех разные, а расширение мировоззрения, взглядов всегда влияют на творчество. Российские художники пишут в зелёных оттенках, а мы — кыргызские художники - в более красных.

—Когда вы работаете, думаете ли вы о том, как понравиться зрителю, получить приз, сделать удачную выставку, продать?

— Да, надо признаться, что в голове проскальзывает крамольная мысль. Как правило, такие работы с коммерческой задумкой не продаются, но если ты искренен и без потаённой мысли понравиться и реализовать, точно можешь позднее осознать и понять, что это востребовано!

— Как появилась идея серии портретов и роликов?

— Я всегда в поисках креативного и необычного, ведь есть масса творческих ходов, которые могут разнообразить вообще творчество. Снимать процесс написания портрета было новшеством для Кыргызстана и разительно отличалось от привычной подачи и презентации портрета.

— Думаете ли вы о теме будущей выставки, когда работаете?

— Когда ты продумываешь комплексно, значит, выставка будет выигрышной. Я работаю, заполняю мастерскую, приходит куратор, говорит, что пришла пора для выставки. Смотрим, обсуждаем. Выставка — срез работ, сделанных за какой-то промежуток времени. Обычно я не включаю в выставки свои старые работы. Если смотрю на них, то вижу недостатки, поэтому оставляю старые работы в покое, вот так - лицом к стене.

— На кого вы ориентируетесь в творчестве?

— В разный период всегда по-разному. Врубель нравится сейчас. Тонкие у него работы. Широкие мазки. Техника нравится.

— Бывает ли у вас мистическое чувство, что кто-то направляет ваше воображение и кисть?

— Бывает, что во сне приходят темы, вижу картину. Встаю и начинаю рисовать, правда, иногда не получается повторить, тогда спасением для меня является природа. Природа многое подсказывает.

— Понятно, что Рембрандт — ваш любимый художник. Еще, мне кажется, вам должны быть близки искусство, поэзия и философия Китая.

— Рембрандт делал очень красивые вещи, писал парадные портреты горожан в кружевных воротниках, и дело шло отлично. К счастью, он оставил эту стезю. Рубенс был знаком с работами Рембрандта только того красивого периода и не внес его имя в список великих мастеров. Теперь мы удивляемся, почему. Рембрандт был в прошлом. Сейчас совсем другое измерение, философия со временем поменялась. Китайские философы близки. Вспоминаю, выражение Лао Цзы, в котором много истины: «В покое очищаются мысли, и ты видишь истинную суть сердца. В праздности дух становится податливым, и ты познаешь истинный исток сердца. В безмятежности помыслы становится глубокими, и ты постигаешь истинную основу сердца. Для того чтобы узреть свое сердце и прикоснуться к подлинному, нет ничего лучше этих трех состояний». Эта философия сейчас близка мне.

— О чем вы мечтаете?

— Мечтаю провести персональную выставку в Лувре.

— Что вами руководит в цели остаться в профессии?

— Любовь к искусству. Чувство самопознания. Кино помогает. Природа. Лучше природы художника нет.

— Поговорим о природе. Вы часто бываете на пленэрах. Тема экологии оставляет желать лучшего. Как изменить ситуацию?

— Я родом с Иссык-Куля и часто выезжаю на пленэр. Сердце обливается кровью, когда вижу заваленные пляжи пластиком, отходами. Даже южный берег стал утопать в человеческом неуважении. Нужно поднимать тему идеологии, самосознания. Если направить силы и внимание на воспитание масс, то понятие, что культурный человек никогда не бросит мусор на берегу и на природе, возымеет верх. Духовность - спасение!

— Вы реализовали свой потенциал и в кинематографе, а где вам интереснее?

— Кинематограф увлекателен. Я занимаюсь кинопроцессом в качестве художника-постановщика. Рисую на экране, обдумываю реквизит, целостность кадра. От гаммы костюмов до композиции интерьера в кадре - это и есть отображение основной темы фильма, усиляю зрительно. Получается...

— На одной из киноцеремоний премий «Ак-Илбирс» вас удостоили номинации «Лучший Художник-постановщик»...

— За фильм «Саякбай». Мне было интересно работать, потому что персонаж сам сильный! Время не особо давнее, мы почти все помним то время и тщательный подход помог сделать детализацию. Кинорежиссёр Эрнест Абдыжапаров - многослойная и глубокая личность. С ним интересно работать. Награда была особым признанием.

— Какова главная картина вашей деятельности?

— Она пока не написана. Уверен, это не за горами.

— В чем сила вашего бытия?

— В самовыражении, в любимой профессии.

— Чем наполнен день художника?

— Беру в руки кисть и палитру. Начинаю писать. Бывают и вечерние сессии. В выходные дни я тоже прихожу в мастерскую. Когда отдыхаю — слушаю музыку, читаю. Мастерская. Мысли. Эскизы. Холст. И поиски. Работа, процесс.

— Как выживают художники?

— Сложно. Кто как может. Сфера изобразительного искусства почти не интересна государству и правительству. Все заняты «умными городами», но ведь духовность в умных и безопасных городах должна быть на первом плане. Это энергия и «пища», питающая миллионы умов и сердец. Без этого никуда. На деле и в реалиях художники выживают, даже не существуют. Принимают заказы, работают не по профессии. Это правда жизни и это беда нашей страны. Настанут ли времена, когда настанет расцвет? Возможно, но веру мы не теряем!

— Если представить ваш самый лучший творческий день, какой он?

— Когда получается картина, отвечающая моим внутренним замыслам...

— И, напоследок, что бы вы посоветовали людям, которые хотят купить произведения искусства?

— Действительная проверка: хочется ли тебе возвращаться к картине, скульптуре или рисунку, смотреть подолгу, остается ли это навсегда с тобой. Человек должен понять, есть ли в картине то, что хочется расшифровать. Советую обратить внимание на ощущение, что вы чувствуете.

— Я иду по жизни...

— Иду по жизни сквозь преграды с улыбкой и кистью в руках!

— Благодарю вас за искренность!

Беседовала Ассоль Молдокматова

Комментарии

Оставить комментарий