Какой проект внедрили в КР, чтобы уменьшить число работающих детей – о реализуемой идее

Интервью 0

По данным Национального статистического комитета, в Кыргызстане около 27,8% детей в возрасте 5-17 лет заняты на работах, которые неприемлемы для их возраста и развития. Несмотря на снижение масштабов детского труда более чем на 5% по сравнению с 2007-м годом, доля опасного детского труда увеличилась. Более трети учеников 1-11 классов совмещают учебу с опасными формами детского труда. В этой статистике «лидером» долгое время остается Ошская область. Для снижения уровня вовлечения детей в опасный труд в 2017 году при поддержке Международной организации труда в городах Ош и Карасуу в качестве пилота был внедрен механизм мониторинга детского труда. Реализует данный проект в Оше и Ошской области общественный фонд «Центр развития и защиты уязвимых групп населения». Директор Фонда Зайнап Эшмуратова поделилась подробностями проекта.

Зайнап Тажиевна, как выявляются работающие дети, и какие признаки свидетельствуют о том, что дети находятся в детском труде?

- Одним из механизмов, направленных на предотвращение эксплуатации детей, освобождение от трудовой эксплуатации и реабилитацию детей, является мониторинг детского труда. Пилотный проект, реализуемый в городе Ош и в Карасуйском районе Ошской области при поддержке Международной организации труда (МОТ), продвигает внедрение механизма мониторинга детского труда (МДТ). Фактически, проект поддерживает укрепление системы защиты детей, вовлеченных в наихудшие формы детского труда на местном уровне.

Справка:
МДТ – это процесс систематической проверки мест, где работают и могут работать дети.

Он включает:
- прямые регулярные наблюдения и посещение рабочих мест для выявления работающих детей и детей в риске;
- определение и оценку рисков, которым они подвергаются и разработка индивидуального плана защиты ребенка;
- направление детей на получение социальных услуг согласно Плану через решения Комиссий по делам детей;
- подтверждение того, что дети были извлечены из наихудших форм детского труда посредством получения и расширения доступа к социальным услугам; последующее отслеживание ситуации и каждого ребенка для мониторинга ситуации с детским трудом в том или ином районе и / или секторе для разработки дальнейших действенных мер как на национальном, так и местном уровнях.

Приказом мэрии Оша и постановлением райгосадминистрации Карасуйского района были утверждены соответствующие местные планы действий по мониторингу детского труда и сформированы мониторинговые группы по МДТ, в состав группы входят 7-8 человек: представители управлений социального развития, отделов образования и здравоохранения, представители органов местного самоуправления и ответственные социальные работники, которые координируют эту работу. Два раза в месяц группы проводят выезды на рабочие места детей для выявления работающих несовершеннолетних. Совместно с управлением соцразвития, мы провели картирование основных рабочих мест, где они работают и могут работать. По итогам которого в данное время по Ошу определено 61 место, а по Кара-Суу - 44 места. Как правило, это рынки, места сферы обслуживания (кафе, автомойки, автомастерские, вулканизация, цеха по производству кирпича, сельскохозяйственные поля). Карты с указанием рабочих мест были вывешены в зданиях УСР и Дневных центров. Мониторинговая группа осуществляет не только выявление детей, но и последующий сбор информации о причинах занятости, анализ потребностей детей и их семей, подготовку и передачу сведений о работающих детях в Комиссию по делам детей и перенаправление данных в соответствующие органы. Данные аккумулируются на уровне Управления социального развития города и района.

- Как можно понятьдети случайно оказались на поле или на базаре или же они там постоянно работают?

- В основном мониторинговые группы выходят на выявление во время учебного процесса, во время занятий в школах. Первый признак определения – по возрасту. Если ребенок младше 14 лет, и в школьное время он находится не в школе, не дома, а на базаре, в кафе, начинается процесс выявления, в ходе которого выясняются причины, по которым ребенок не учится, а находится на рабочем месте и т.д. Дальше следует первичная беседа с ребенком. Обычно разговор начинается с вопроса: «Во сколько ты сюда приходишь?», после этого у него узнают, чем он (на рабочем месте) занимается, сколько времени там проводит. Конечно, дети сразу не говорят, почему работают, поэтому им задают простые вопросы, чтобы не испугать, разговорить.

Далее проводится беседа с родителями или со взрослыми, чтобы узнать у них, почему ребенок находится на работе, а не в школе, определяется место жительства. В целом, выявление работающих детей проходит по следующим критериям: по месту нахождения, по виду работы, по возрасту, по времени, проводимому на работе, по условиям труда. Если ребенок младше 14 лет работает больше четырех часов в день, это уже однозначно работающий ребенок. По видам работы определяется, чем он занимается. Если он помогает родителям, тогда мы уточняем – сколько времени он работает. После этого члены мониторинговой группы оценивают полученные сведения и определяют, работающий это ребенок или нет.

- Какова эффективность такой деятельности мониторинговой группы? Может ли ребенок после этого снова вернуться туда, где работал?

- Роль и функции мониторинговых групп - осуществление прямых регулярных наблюдений, для выявления работающих детей, а также проведение оценки рисков, которым они подвергаются, их направление службам, с тем, чтобы убедиться, что они отстранены и находятся под наблюдения с целью их обеспечения приемлемыми альтернативами. Мониторинговая группа не может ребенка забрать с работы, но проводит соответствующие профилактические работы. Последующая работа с этими детьми ведется в нескольких направлениях. Первично через органы местного самоуправления члены мониторинговых групп определяют к какой школе относится эта территория, где проживает ребенок, параллельно инспектор по делам несовершеннолетних ведет свою работу, проводит опрос по месту жительства, и третья сторона – работа социальных педагогов. Возвращаться на работу ребенок младше 14 лет может только по согласию родителей. Если в ходе беседы с семьей выясняется, что дети работают в безопасных условиях труда без ущерба для образования и помогают родителям, тогда члены мониторинговых групп информируют о необходимости обеспечения безопасных условий и предупреждают о том, что ребенок обязательно должен учиться. В случае, если выясняется, что работа, которой занимается ребенок, опасна для его здоровья, тогда мониторинговая группа разрабатывает План индивидуальной защиты ребенка с предложениями по устранению ребенка с работ или поиску более легких видов работ.
Таким образом, ребенок направляется на получение социальных услуг в случае, если:
- Ребенок не достиг минимального возраста, установленного для данного типа промышленности/сектора или выполняемой работы;
- Ребенок работает больше максимального количества рабочих часов, установленного для их возраста, отрасли или формы работы;
- Ребенок работает в небезопасных условиях;
- Ребенку угрожает серьезный риск воздействия опасных условий;
- Существует обоснованное сомнение полагать, что ребенок подвергся жестокому обращению и физическому злоупотреблению на рабочем месте.

Изъятие возможно в случае выявлении ребенка, работающего в безусловно наихудших формах детского труда, таких как:
- все формы рабства или практики, сходные с рабством, как, например, продажа детей и торговля ими, долговая кабала, а также принудительный труд, в том числе принудительную или обязательную вербовку детей для использования их в вооруженных конфликтах;
- использование детей для занятия проституцией, для производства порнографической продукции или для порнографических представлений;
- использование детей для занятия противоправной деятельностью, в частности для производства и продажи наркотиков и др.

Роль инспекторов труда заключается в консультировании работодателя в вопросах законодательства о детском труде, охране труда и рисках, а в случаях явного пренебрежения и нарушения положений этих. Чаще всего такие случаи бывают в сфере обслуживания, дети нанимаются туда, где готовят самсы, в кафе мыть посуду, в автомастерские, где есть электрогазосварка, где проводят автослесарные работы, где ремонтируют аккумуляторы. Обычно в таких местах мы даем предупреждение владельцам, проводим с ними беседу о том, какая работа соответствует возрасту ребенка.

- В чем основная причина использования детского труда?

- Основная причина использования детского труда, это – малообеспеченность, безнадзорность и беспризорность детей или же просто безразличие самих родителей. Родители думают, что если ребенку больше 11-12 лет, то он должен научиться делать что-то, научиться зарабатывать. Основная причина кроется в социально-экономическом положении самой семьи, к примеру, матери-одиночки, они считают, что ребенок должен помогать семье. Но есть и такие родители, которые ребенку в раннем возрасте передают ребенку часть своих обязанностей, они это считают нормой, что ребенок должен нести за что-то ответственность. По имеющимся данным, среди семей, где выявлены работающие дети, 40% - семьи с низкими социально-экономическими показателями. В таких семьях у трудоспособных членов семьи нет постоянной работы, или же эта семья имеет маленький земельный надел, который не может их прокормить, и дети вынуждены идти наниматься на работу. В семьях, где один из родителей или оба родителя находятся в трудовой миграции, дети, в отсутствие взрослых, вынуждены сами зарабатывать. В целом, картина семей, где выявляются работающие дети, выглядит так: семьи с крайне низким уровнем дохода, неполные семьи и семьи мигрантов.

- Есть ли случаи, когда работающие с раненого возраста дети затем становятся жертвами принудительного труда?

- Такие случаи есть. Дело именно в том, что работающий ребенок не получает должного образования, это ограничивает его возможности при будущем трудоустройстве, он не знает своих прав, он с детства привык выполнять только тяжелую работу. Семьи с низким уровнем доходов ищут любые возможности заработка, родители нанимаются на работу вместе с детьми, рабочий день может длиться у них по 10-14 часов. Вот, например, в отдельных районах основная работа для семей – заливка и подготовка нестандартных простых кирпичей. В прошлом году мы делали мониторинг и выявили, что свыше 100 детей нанимается на этот труд, семьями работают. Если в семье двое детей, если они работают с отцом, то получается, что в день они работают 14 часов, в жару, без воды, без условий, все время босиком, в сырости. И отцы нам говорят, что это труд, они так воспитывают ребенка.

Очень жаль, что родители не понимают разницу между детским трудом и трудовым воспитанием. В этом году в Оше мы нашли ребенка, он работал с отцом на кладке кирпичей, и у него хроническая болезнь, он на всю жизнь остался инвалидом. Таких примеров много. Еще один пример, где дети таскают тяжести: цеха по ремонту моторов, переработка сельхозпродукции. И там никто не говорит ребенку, сколько килограммов он может поднять, сколько времени работать, его обязывают выполнить, и все. Проблема очень обширная, дети выполняют тяжелую работу, чтобы получить за это 200-300 сомов в день, а то и меньше. Но они из них даже на 30 сомов не питаются, экономят до такой степени, чтобы семье принести деньги. А бывает так, что у детей еще и удерживают деньги, пользуясь их доверчивостью и непониманием ситуации. К сожалению, у нас в стране нет целостной системной работы в отношении работающих детей, нет основного механизма, где отслеживаются нормы труда для ребенка, поэтому мы имеем сейчас такую картину».

Кыргызстан является участником Конвенций Международной организации труда по искоренению детского труда и Конвенций по искоренению принудительного труда. Эксперты в данной отрасли убеждены, что, тем не менее, в республике не прилагается достаточных усилий, чтобы навсегда покончить с данными явлениями, одной из причин которых является сложная социально-экономическая ситуация и высокий уровень неформальной экономики.

Рано начавшие работать дети, лишаются возможности получить образование, они не будут обладать должным уровнем понимания своих прав и в будущем могут стать потенциальными жертвами современного рабства. Чтобы не допустить этого, представители Международной организации труда во Всемирный день борьбы с торговлей людьми заявили о необходимости ратифицировать Кыргызстаном Протокол МОТ к Конвенции № 29, который требует от правительств принятия новых мер по борьбе с принудительным трудом во всех его формах.

Страны, ратифицировавшие протокол, должны будут обеспечить, чтобы все работники во всех секторах экономики были защищены законодательством. Они должны будут усилить инспекции труда и другие службы, которые защищают работников от эксплуатации. Им также придется предпринять дополнительные шаги для просвещения и информирования людей и сообществ о таких преступлениях, как торговля людьми.

Комментарии

Оставить комментарий