ИАЦ "Кабар": Митинги в Кыргызстане, Беларуси и России: взаимосвязаны ли они и есть ли общие причины

5119 просмотров Аналитика 0

25 марта в Кыргызстане и Беларуси прошли митинги, позже в воскресенье в России также прошли акции, на которые вышли люди с лозунгами против коррупции. По мнению некоторых обозревателей, митинги имеют между собой связь, а некоторые политологи говорят об обратном. Так же многих интересует вопрос наличия западных корней в обозначенных мероприятиях и действительно ли все не так просто, как этого хотелось бы?

Относительно наличия координации между митингами в Кыргызстане, Беларуси и России, политолог и представитель экспертного клуба «Далил+» Марс Сариев отмечает, что говорить о том, что произошедшее в этих странах события были скоординированы нельзя.

«Также скажу, что это не является свидетельством массированного наступления либеральных сил или либерального фронта. Не думаю, что здесь есть некая общая система, но то, что в Москве и Беларуси происходит одновременно, то там, несомненно, прослеживается связь. В то же время я не исключаю, что Бишкек тоже имеет косвенное отражение», - говорил политолог.

Он также добавил, что либеральные круги, конечно, координируют, чтобы массированно наступать по двум фронтам - Минском и Москвой.
«Но Бишкек, я бы не стал говорить, что здесь все взаимосвязано. Однако меня настораживает один факт. Вот смотрите, когда С.Жапаров громогласно объявил о своем прибытии в Бишкек, то его сторонники заранее вылетели из многих городов России. Ориентировочно больше 300 человек», - подчеркивает он.

Как указывает политолог, Кыргызстан является членом ОДКБ, ЕАЭС, единого поля и дестабилизация Кыргызстана не приемлема, а прошедший митинг в Бишкеке - это однозначно попытка дестабилизации страны. «С.Жапаров спокойно ходит в Казахстане, хотя он в розыске, соответственно казахстанская сторона спокойно закрыла глаза на это, и россияне тоже спокойно закрыли глаза на массовый прилет мигрантов или его сторонников в Кыргызстан», - отмечает в разговоре М.Сариев.

«Хотя по линии ФСБ и КНБ, говорит он - такие дела обычно пресекаются, но на этот раз этого не было. Это о чем свидетельствует?! О том, что вот эта борьба, которая происходит между политическим группами в Москве, как-то влияет на то, что произошло в КР. Потому, что каких-либо профилактических мер или какой-либо координации я не прослеживаю между попыткой дестабилизации Кыргызстана, которая обычно купируется силовыми ведомствами. А здесь, как мы видим, и казахстанская сторона и российская закрыли глаза. Вот и все».

Относительно наличия какого-либо западного шлейфа политолог говорит, что либеральные проекты в Москве, Беларуси и Кыргызстане – это западные проекты. «Как я и сказал выше, схватка происходит в Москве между либералами и, скажем, противостоящей стороной. Корни либеральных проектов в Вашингтоне или в целом скажем Запад», - добавил он.

Марс Сариев также не согласен с мнением некоторых политологов относительно того, что в скором времени можно ожидать попытки дестабилизации в Казахстане и других странах Центральной Азии.

«Например, та часть Казахстана, настроенная так скажем экстремистски, а это север РК, Актобе и др. города, и либералы, настроенные против действующего руководства страны, они понимают, что нужно для начала раскачать Кыргызстан, а там уже это все распространится само собой автоматически на соседние страны. Поэтому у них надежда на нашу республики и поэтому к нам спокойно могут проникать активисты и противники режимов соседних стран», - считает политолог.

По словам представителя экспертного клуба «Далил+», раньше в Кыргызстан активно переселялись противники прежней власти в Узбекистане, и продолжают переселяться активные религиозные активисты с севера Казахстана, которые выступают против правления Н.Назарбаева. «Они все пытаются натурализоваться в Кыргызстане и поэтому мы Бикфордов шнур, как всегда. А там уже дальше и регион. Потому, что вы же видели, что поджечь Казахстан не получилось. Вы же видели, как жестко были пресечены акции в Жаныозене, Актобе, в Чимкенте. Все это жестко пресекается у них. У них очень жесткий полицейский режим. Про Узбекистан я молчу, Таджикистан тоже полностью выключен, Туркменистан абсолютно полицейское государство. Поэтому все происходит у нас», - заключил Марс Сариев.

В свою очередь эксперт по международным делам Эдил Осмонбетов говорит следующее: «Во-первых, пространство СНГ в настоящее время находится в геополитической турбулентности и всех ожидает большой политический транзит. В Кыргызстане он прошел в 2005-2010 гг., то, что мы видели – это две революции, приход новой власти и то, что мы строим новую политическую модель и стремимся к парламентскому государству. То, что нас отличает от всех стран региона и СНГ – это то, что у нас идет демократизация».

По наблюдениям политолога, в Узбекистане прошел политический транзит, который завершился в декабре прошлого года, Казахстан на пороге, Туркменистан и Таджикистан попросту переизбрали своих лидеров.

«Если брать Россию и Беларусь, то в России в 2018 году пройдут президентские выборы. Я думаю, что ни там, ни там нет никакой координационной связи по одной простой причине - митинги, которые там прошли хоть и кажутся внешне похожими, но у них нет конкретных лозунгов», - указывает он.

Как пояснил политолог, любой митинг - это форма непосредственной демократии, когда ты можешь свободны и без оружия выходить на митинги, шествия и демонстрации, выражать свою точку зрения по тому или иному вопросу. Это одна из форм донести до граждан или государства мнение. Если они проходят свободно и без оружия, то это легитимно и это нормально.

«Но проблема в том, что митинги, которые прошли в России 26 марта, они не имели конкретных целей. Не было общих политических и экономических целей. Протесты не носили классового характера. Также интерес вызвал тот факт, что участниками митинга были люди из совершенно разных слоев и имеющие взаимоисключающие экономические и политические интересы. Ведь объединить человека из рабочего класса и средней буржуазии не получится, поскольку у них разные интересы – один хочет прибыли, а другой работу», - отмечает эксперт по международным делам.

По мнению Осмонбетова, самым главным является то, что в России митингующие не имеют способности на самостоятельное решение политических и экономических задач. «И если брать их лозунг – борьба с коррупцией, то это как мы видим, широкое понятие. И это, скорее всего, связано с фигурой Навального.

Это, на мой взгляд, попытка обеспечения лояльности, чтобы в будущем использовать его на выборах. В какой-то мере это PR-кампания», - считает политолог.

«Но с другой стороны, - говорит он - признаки первоначальной подготовки в России можно было наблюдать. Ведь в каждом городе должно быть ядро организаторов, подготовка необходимой атрибутики для митинга, и учитывая то, что многие транспаранты уже не как раньше пишутся от руки, а печатаются в типографиях, то на это тоже нужно было время».

Кроме того, как отметил политолог, информация о митингах распространялась по соцсетям, а также были ресурсы ТВ и радио, которые транслировали и вещали митинги в хорошем качестве.

И это, по словам политолога, показатель того, что первоначальная подготовка велась заранее.

«Но здесь вопрос в том, что митинги в России носили характер подготовки к президентским выборам. Вот в Беларуси, это были первые массовые выступления начиная с 2010 года. Это было связано с Днем воли, празднованием 99-летия образования Белорусской республики, которое проводится ежегодно. Однако в этом году, число участников было большим и у них не было политических требований. На мой взгляд, это было по большей части общественным протестом против закона о тунеядстве. И получается так, что на пространстве СНГ такого закона нет, даже в Азии и Африке такого нет. Этот налог вызвал протесты еще осенью, но это все, как снежный ком накапливался и наваливался. Поэтому получилось так, что в День Воли это все вылилось в социальный протест. Другими словами, здесь митинг носит больше социальный характер. Поэтому тут тоже нет политической составляющей, тем более в Беларуси политическая оппозиция не возглавляла митинг и, как мы видим, там не было таких лидеров», - считает Э.Осмонбетов.

Он еще раз отметил, что связи между митингами в России и Беларуси нет.

«Мне кажется, что если бы парламент работал нормально и решал многие внутренние проблемы, социально- экономические проблемы, то не доходило бы до политических моментов. Это касается и Кыргызстана. Но этого нету ни в Беларуси, ни в России», - добавил эксперт по международным делам.

«В Кыргызстане, конечно вопрос сложнее. Но непосредственно митинг - это форма выражения своего мнения у населения, и можно сказать, что это форма давления на власть. Поясню, почему именно форма давления на власть. Дело в том, что в стране имеются разные политические силы, которые хотят достичь своих политических целей и тут их попытка показать и объяснить свои возможности. Но надо говорить, что любой митинг возникает от нарушения коммуникаций населения с властью. И если взять западные страны, то там такие проблемы снимают, потому что люди выходят на улицы и мирно высказывают свои недовольства. И если брать историю Европы 60-х гг., то можем видеть, что и она тоже таким методом менялась», - считает политолог.

Э.Осмонбетов еще раз добавил, что связи между событиями в Беларуси, России и Кыргызстане он не видит. «Потому, чтобы это возникло – нужна революционная ситуация, которой нет. Потому что должно возникнуть что-то экстраординарное, носить массовый характер, произойти какие-то экономические или политические события. А так я не вижу этого. Это больше подготовка к чему-то. И этим самым Кыргызстан выглядит такой достаточно уникальной страной», - заключил он.

Эрмек Абдрисаев
ИАЦ «Кабар»

Комментарии

Оставить комментарий