• 80.18
  • 77.5
  • 1.37
  • 0.17

Киногерои Сергея Пускепалиса - известный российский актер о кино, жизни и Кыргызстане

Интервью 0

Читайте и смотрите нас в

Мы встретились в аэропорту «Манас», когда встречала российскую делегацию. Открытая улыбка, доброжелательность и проницательный, внимательный взгляд - так можно описать Заслуженного артиста РФ Сергея Пускепалис. Про таких мужчин, которых он играет, говорят: мечта женщины. О чем на самом деле мечтает женщина? О человеке, который сможет защитить ее от мира. Прессинг современной жизни чудовищен: надо быть одновременно женой и любовницей, матерью и бизнесвумен, успевать делать миллион дел и при этом как минимум отлично выглядеть, а как максимум - вообще не стареть. Эти тревоги и страхи хочется разделить с человеком, во взгляде которого читались бы и сила, и мудрость, и спокойствие; который бы смотрел на женщину с улыбкой - снисходительной, но не обидной, а как бы говорящей: все будет хорошо, положись на меня.

Именно так смотрят на мир герои Сергея Пускепалиса. Именно таких мужчин он играет. Его персонажи вовсе не супермены: могут выпить, сорваться на близких, рефлексируют, переживают кризисы. Но в важные моменты они рядом. Они не предадут, не разменяют жизнь на мелочи. Они цельные личности и знают цену главному - может, поэтому часто и выбирают профессии, суть которых заключается в служении людям. Пускепалис играл врачей - в фильмах « Простые вещи» и «Метро», в сериале «Попытка Веры», был начальником полярной станции - в картине «Как я провел этим летом», а сейчас снимается в сериале « А у нас во дворе», «Частица Вселенной», где он - космонавт, член экипажа МКС.

В фильме-катастрофе «Ледокол», его герой - капитан научно-исследовательского судна «Михаил Громов», дрейфующего во льдах. Вообще-то капитанов в фильме два: бывалого Севченко, которого играет Пускепалис, присылают на смену молодому Петрову - в этой роли Петр Федоров. Севченко - мужик крутой: резкий, колючий, но правильный.

- У вас были потрясающие учителя: сначала, в Саратове, Юрий Петрович Киселев, легендарный режиссер, чье имя носит сегодня Саратовский ТЮЗ. Потом, в Москве, не менее легендарный Петр Наумович Фоменко...

- Да, Киселев - невероятно мощная фигура. Настоящий подвижник, последний ученик Александра Таирова (один из ключевых режиссеров ХХ века, создатель Камерного театра. - Ред.). То есть мы, студенты, как говорится, находились через одно рукопожатие от Таирова. Правда, я тогда вообще не понимал, кто такие Таиров, Киселев, для меня это был просто культурный шум... Потом уже осознал, что это за люди. А тогда просто случайно повезло. И то, как я поступил в ГИТИС к Петру Наумовичу Фоменко, тоже был счастливый случай. Ведь попасть туда было совершенно нереально! А я еще сразу оказался на втором курсе.

...Это для зрителей Сергей Пускепалис - в первую очередь актер. На самом деле он - серьезный театральный режиссер. Ставил в Москве, Челябинске, Саратове, Омске, Уфе, Самаре, на Камчатке. Пять лет был главным режиссером в Магнитогорске, два года возглавлял старейший драматический театр страны - Российский театр драмы им. Волкова в Ярославле.

- Молодых режиссеров актеры в театре обычно пытаются «съесть». А с вами такое бывало?

- Конечно, и не раз! Когда ты только начинаешь, актеры испытывают твою выдержку, ищут слабые места - это закон. Так было и в «Табакерке», и в «Мастерской Петра Фоменко», среди своих же однокурсников, и в Челябинске. Это нормальный путь - если молодой человек проходит его и остается верен своей идее, то он становится режиссером. Поэтому режиссер - уникальная профессия, на уровне космонавтов. Космонавтов во всем мире всего 525 человек, а настоящих режиссеров, думаю, еще меньше. И они так же осваивают миры.

... Актеру и режиссеру Сергею Пускепалису ничего не стоит начать новое и отправиться из Саратова в Москву, а из Москвы в Магнитогорск… Так было не раз. Ведь главное в жизни, по его словам, — не стоять на месте. Да и живет он, что удивительно, не в Москве, а в Железноводске. Говорит, три часа лета лучше, чем три часа стояния в московских пробках. В его жизни особую роль не раз играл случай. Один из них — встреча с Петром Фоменко, от которого он усвоил многое, а главное, что в работе нельзя скучать и самому делать скуку.

- Где вам больше нравится работать - в Москве или в провинции?

- Для меня этой границы не существует. Я работаю в стране. Эта страна прекрасна. Я ее очень люблю, люблю людей, которые здесь живут, - сколько среди них талантливых! Достоинство, воспитание - все ведь внутри человека и никак не зависит от приближенности к столице. Да и мои учителя дали мне очень хорошую прививку от снобизма.

Сергей Пускепалис в фильме «Ледокол»

...Что поражает в Пускепалисе - это его органичность. Понятно, почему его герои так убедительны, - он и в жизни совершенно такой же, как на экране. Рассказывает о себе немногословно - говорит, что давать интервью для него так же сложно, как клеить бороду в кино. Так что про личную жизнь у него подробностей не выпытаешь - и в этом тоже проявляется его мужская основательность, цельность.

Сергей счастливо женат уже четверть века. Жена Елена живет в Железноводске, где они строят дом. «Почти достроили, - говорит Сергей. - Мы очень любим этот город. Там похоронены мои родители, родители жены, там у нас много друзей. Это наше родное место». Как им удается жить на два города - загадка, но при каждом удобном случае Сергей или его сын Глеб, актер «Студии театрального искусства» Сергея Женовача, отправляется в сторону Кавказских Минеральных Вод.

- Вы с сыном в одной сфере, не было запретов с вашей стороны?

- Мы с сыном по-разному смотрим на мир: мне 50, а Глебу 24, но в одном схожи в честном выборе профессии. Мы и не спорим. А что спорить? Бесполезно! Как справедливо говорил Петр Наумович Фоменко, споры не рождают истину, они рождают инфаркты. Хотя, конечно, обмениваемся какими-то мнениями, но с моей стороны это никогда не носит характер указаний. У Глеба сейчас своя история становления. Мне очень нравится его поколение - это прагматичные, нацеленные на карьеру, очень правильные ребята. Они все четко понимают, романтизма, который был у нас, метаний и шатаний, у них нет. В своих советах сыну я очень аккуратен. Очень его люблю, он меня тоже, поэтому мы крайне бережно относимся друг к другу.

- Сергей, не раз слышала, что вам нравится фраза «моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека». Что вы никогда не сделаете, чтобы не ущемить ее?

- Иногда мы заходим на чужую территорию, в гости друг к другу. И можем даже в гостях на что-то указать, если мы любим человека и хотим улучшить его жизнь. Позиция «моя хата с краю» мне не симпатична, но, если ты действительно хочешь помочь, надо это делать чутко, тактично. Просто спорить как сумасшедшему и вызывать в ответ неприязнь глупо.

- А вы всегда были таким или в детстве и юности у вас был другой характер, более импульсивный?

- Мне кажется, я и тогда был чутким человеком. Но могу сорваться и наворотить такого! О чем потом всегда горько жалею. Зная эту свою особенность, стараюсь держать себя в руках, контролировать эмоции.

- Режиссер — профессия лидерская, проявлялось ли у вас это качество уже в школе?

- Я был тихим хорошистом, иногда, правда, и активность проявлял — например, был командиром отряда в игре «Зарница». Но в целом всегда стеснялся огромного внимания к себе, любил, чтобы меня не тревожили, — вот таким независимым был.

- А с учителями у вас как отношения складывались?

- Ровные были со всеми, кроме классного руководителя, учителя русского языка Ирины Петровны. Она меня любила. Я даже принимал экзамены у своих одноклассников каждую четверть. Это было очень ответственно, не хотелось подвести Ирину Петровну. Она привила нам любовь к русскому языку и чтению. Правда, у меня и отец книгочеем был. К тому же телевизора у нас дома не было, а книг, наоборот, в избытке. И так я коротал долгие зимние чукотские дни в полярную ночь. Помню преподавателя истории, уже в Железноводске, Михал Михалыча. Однажды он перепутал мою фамилию с фамилией немецкого генерала, заключившего с Россией Брестский мир, назвав его договор договором Пускепалиса. Класс встрепенулся, сразу возник интерес к этому историческому факту. (Смеется.) Но потом он поправился, что это был граф Курталис. Но благодаря Михал Михалычу у меня возник интерес к истории.

- Как у вас дома обстояло со свободой?

- Я наслаждался свободой. Родители уезжали на работу с утра и приезжали ночью. Никаких бабушек и дедушек не было, я был предоставлен сам себе. Находил себе занятия, чтобы не скучать: игры, книги, общался с двумя-тремя ребятами, но больше находился в кругу взрослых, коллег своего отца по аэропорту.

- Если бы была машина времени, куда бы вы на время перенеслись?

- Даже не знаю, наверное, в Саратов, в то время, когда только родился сын. Оно было трудным: девяностые годы, есть было нечего, смута, — но в то же время радостным, активным, интересным.

- В Москву вы переехали, когда поступили учиться к Петру Наумовичу Фоменко. Какой она вам показалась?

- Москва меня не сразу приняла. Видимо, я очень нервничал, и у меня случилось пробуждение язвы. Но после этого как-то отпустило, я подумал: «Как будет, так и будет!». И все стало завязываться. А до этого жил с ощущением, что я здесь немножко на птичьих правах при всем хорошем ко мне отношении Петра Наумовича и большинства однокурсников. Да, и друзья у меня здесь появились. Но все равно я был немножко пришлый, как будто все время стоял с протянутой рукой. Они же прошли абитуру, а я сразу попал на такой престижный курс, да еще на второй год обучения. Хотя все понимали, что никакого блата у Петра Наумовича быть не может, да и какой блат мог быть у меня — за душой ни копейки и никаких связей.

- А вам нравится, когда вас окунают в очень тяжелые условия съемок, например, как на картине «Как я провел этим летом»?

- А меня и окунать незачем, я там окунался до четырнадцати лет. (Улыбается.) Наверное, Леша и обратил на меня внимание, потому что это моя естественная среда. Естественно, мне хотелось избежать невзгод полярной станционной жизни, но что поделаешь. Для кого-то это была экзотика, а мне было интересно в первую неделю. Я вспоминал отца, как будто вернулся в детство и увидел его в запотевшем окошке… Тогда папы уже десять лет как не было. И оказавшись там, конечно, я испытывал момент светлой грусти, но не депрессию. Мамы уже тоже нет, она ушла в 2006 году.

- После этого вы стали себя по-другому ощущать, более взрослым или отчасти одиноким?

- Вы знаете, я с пятнадцати лет уже не жил дома, поэтому, может быть, это помогает сейчас. Я прихожу на кладбище, смотрю на их могилы, но все равно у меня ощущение, что я в каком-то отпуске, это не со мной произошло. И с Петром Наумовичем я тоже чувствую, что он все время где-то рядом, мы с ним как будто должны сейчас встретиться, и он опять будет издеваться надо мной, а я терпеть, что мы в хорошем смысле будем озорничать. Нет у меня ощущения, что он навсегда на Ваганьковском кладбище лежит в соседстве с Эдуардом Володарским и Руфиной Нифонтовой. Я постоянно туда хожу.

- В вашей фильмографии много персонажей героических профессий и людей, попадающих в экстремальную ситуацию. И прекраснейший недавно прошедший на Первом канале сериал «Частица Вселенной», где вы сыграли командира экипажа космического корабля, такой…

- Да, и это просто удача, что я попал в такой проект. И режиссер Алена Званцова, и Александр Беркиш, и вся группа: Вовка Яглыч, Леша Макаров, Анечка Никитична (Анна Михалкова), Вика (Виктория Исакова) — там все потрясающие. И компания Валерия Тодоровского очень качественная. А я себя космонавтом хоть так представить смог.

- Киногерой сериала «А у нас во дворе» близок к народу, который пытается адаптироваться на чужбине, это тема знакома вам в реалиях?

- Жизненная история: в одном московском дворе с трудом уживаются два абсолютно непохожих человека: пьющий полицейский Каленый, отправленный в отставку после ранения, и дворник из Узбекистана Мавлюда, которая ищет пропавшего мужа и пытается в одиночку воспитать троих детей. Их знакомство начинается с конфликта — не выносящий приезжих Каленый требует выселить Мавлюду из подвала своего дома. Однако женщина приходит ему на помощь — именно благодаря ей удается найти исполнителя преступления, в котором ошибочно обвинили Каленого. Это неожиданная парочка становится удивительно успешным дуэтом следователей. Вместе они распутывают самые разные преступления, в которых оказываются, замешаны жители их двора, и ищут пропавшего мужа Мавлюды. Среди дел, за которые они берутся, — исчезновение владельца машины, похищение дочери обеспеченных родителей, убийства дворовых собак, массовое отравление на свадьбе и многие другое. Таких историй много в реальности, я ведь свои первые деньги в Москве заработал, устроившись дворником, так что и тема близка, и адаптация в новых городах аналогично. История сериала развивается на радость зрителям и мы снимаем второй сезон .

- Вы неделю провели в Кыргызстане, что запомнилось и оставило след?

- Добродушие, гостеприимство народа, живописная природа. Это истинное богатство!

- Ждём вас всегда. Благ и здоровья вам, Сергей!

Беседовала Ассоль Молдокматова

Комментарии

Оставить комментарий