• 86.94
  • 93.43
  • 0.98
  • 0.19

Экс-генсек ШОС: Транзитная инфраструктура ЦА - самый оптимальный путь экономического развития региона

Аналитика 0

Читайте и смотрите нас в

Видный ученый-китаевед, экс-министр иностранных дел Кыргызской Республики, экс-генсек Шанхайской организации сотрудничества Муратбек Иманалалиев в международной конференции «Взаимосвязанность в Центральной Азии: вызовы и новые возможности» в Ташкенте поделился своим видением о дальнейшем экономическом развитии региона.

Концепция Председателя КНР Си Цзиньпина «Экономический пояс Шелкового пути» привлекает своей масштабностью не только в географическом контексте, но и предполагаемым колоссальным потенциалом возможного совместного экономического проектирования, созидания и партнерства, считает Муратбек Иманалиев.

По его мнению, данная инициатива дает возможность инфраструктурного нивелирования застарелой контрадикции «Запад - Восток», которая, по мнению некоторых футурологов и политпредсказателей, должна была в недалеком будущем перерасти в межцивилизационный конфликт.

Предложенный проект предполагает вариант мягкой, неконфликтной «континентализации» экономического «сотрудничества на пространстве Шелкового пути» на основе уважения интересов друг друга, взаимной выгоды и совместного обеспечения безопасности. И в то же время не противоречит другим евразийским проектам и программам.

Иманалиев считает, что сегодня страны Евразийского экономического союза и Китай пытаются сконструировать благоприятные условия для совместного процветания народов обширного региона мира.

«Сопряжение» евразийских проектов, как согласованный канал и механизм большого и многостороннего компромисса, далее, наверное, должно двигаться по конструируемой стратегической колее, могущей вывести Евразию, во всяком случае, ее северную часть, к формированию, во-первых, системы коллективного управления экономическим развитием региона, не обособляясь при этом от других стран, международных организаций и программ развития и сотрудничества; во-вторых, необходимых условий для устойчивого и динамичного развития экономик стран упомянутого региона; в-третьих, системы коллективной безопасности, способной эффективно противостоять нынешним и будущим вызовам, в том числе и в первую очередь терроризму, экстремизму и иным преступным деяниям; в-четвертых, совокупности правил и стандартов международного поведения и содеятельности, не противоречащих международному праву, обычаям и традициям, предполагает кыргызский эксперт.

«Концепция Председателя КНР предлагает не просто проложить новые маршруты перевозки товаров, людей, перемещения финансов и т.д., а сконструировать новый исторический процесс. Это будет всеобъемлющий по позитивному содержанию, динамичен по реализации проектных решений, безопасен для государств и конкретных людей, обеспечивая их потребности и права, выгоден для всех, и, наконец, правила содеятельности, которые будут согласованы и приняты всеми участниками этого процесса, и будут обязательны для всех», - отмечает Иманилиев.

По его мнению, немалую роль в формировании этого процесса должны сыграть центральноазиатские государства, которые должны, наверное, быть более активными, и в то же время более консолидированными на основе принципа общерегионального развития.

«Инициатива китайского руководства о строительстве «экономического пояса Шелкового пути» предусматривает восстановление сухопутного транспортно-коммуникационного соединения Европы и Китая через
Центральную Азию, Россию и другие страны. Причем практически все
предлагаемые варианты прокладки маршрутов в рамках
«экономического пояса» проходят через Центральную Азию, более
того именно в нашем регионе они как бы встречаются с полузабытым
европейским проектом «Трасека»», замечает экс генсек.

Тихоокеанская и атлантическая оконечности Евразии как бы должны быть соединены железнодорожными, шоссейными и иными коммуникациями, исключением являются лишь трубопроводные, которые из России и Центральной Азии расходятся на запад, восток и юг.

При этом, очевидно совершенно, что соединение авиационным сообщением играет не менее важную роль, чем железнодорожным либо шоссейным. Авиационное соединение Европы и Китая идет весьма быстрыми темпами, постоянно открываются новые маршруты, - расширяются старые, осваиваются неизведанные доселе пути, несмотря на некоторые материальные и финансовые издержки.

«Странам Центральной Азии было бы полезно в будущем рассмотреть вопрос о верстке единого центральноазиатского транзитно-транспортного проекта с привлечением международных финансовых и иных институтов и учреждений, в том числе европейских, российских и китайских», - полагает Иманалиев.

По мнению экс-генсека, диалог Европы с Китаем, который стремится уже сегодня играть ключевую роль, во-первых, в развитии инфраструктурных систем и пространств, во-вторых, в защите окружающей среды и, в третьих, в укреплении партнерства в области технологий, скорее всего, при всех политических, экономических и инструментальных шероховатостях, будет продвигаться стабильно и продуктивно.

Центральная Азия всегда была местом схождения цивилизационно-культурных потоков и мировых религий, при этом играя роль внутриконтинентального связующего коридора, правда без ярко выраженного в смыслах прогресса, как это понималось в Европе, но с функцией интеграционного начала с экстенсивной механикой развития. Последнее в большей степени относится также и к культуре кочевнической мобильности, в контексте политических, экономических и иных потребностей отражавших мировосприятие евразийских номадов, историческая миссия которых, на мой взгляд, заключалась в перемещении неких, порой виртуализированных ценностных емкостей из одного культурно-цивилизационного пространства в другое, но которыми они сами практически не пользовались. Например, из Европы в Китай, и, наоборот.

Инерционная историческая ретроспектива может и должна и интеллектуально, и психологически стыковаться с инициативой «Один пояс -одинпуть» и сконструировать соответствующий гуманитарный фундамент сотрудничества в рамках этой программы, весьма полезный и нужный для инфраструктурного соединения.

Экс-генсек ШОС предполагает два варианта проектных решений для Центральной Азии в контексте сотрудничества с Китаем и Европой.

Во-первых, Центральная Азия как пространство транзита между Китаем и Европой, причем с набором разнообразных маршрутов. «Пока, как известно, равноценно конкурировать с морскими путями транспортного сообщения сухопутные варианты коммуникаций не могут, но усилиями, прежде всего китайского правительства, они медленно, но уверенно увеличиваются и расширяются», отметил он.

Во-вторых, страны Центральной Азии, используя разные форматы сотрудничества, в том числе и возможности Евразийского экономического союза, выступают в качестве торгово-экономических Партнеров Европы и Китая.

«Поэтому построение экономик центральноазиатских государств уже двигается и, наверняка, будет двигаться в тренде сочетания инфраструктурно-транзитного комплекса и развития собственного товарного, в том числе сырьевого, производства, ориентированного на экспорт и в Европу, и в Китай. Добавлю лишь еще одно очень важное обстоятельство - начинающееся формирование такой же сетки экономического сотрудничества и в меридиальном направлении, Север-Юг», резюмировал Муратбек Иманалиев.

Толонбай Курбанов

ИАЦ "Кабар"

Комментарии

Оставить комментарий