Семейные хитросплетения в ЦА: политический подтекст передачи власти наследникам

2153 просмотров Аналитика 0

Приближающиеся президентские выборы в Кыргызстане, которые назначены на 19 ноября 2017 года, дали многим политикам и экспертам повод для обсуждения вопроса - будет ли у А.Атамбаева преемник или нет. При этом заявления главы государства о том, что преемника не будет, просто игнорируются.

Сложившийся стереотип о том, что в Центральной Азии без преемника никак, все еще превалирует, а примеры Туркменистана и Таджикистана показывают, что семейные хитросплетения во власти еще не отошли в прошлое. В дополнение к этому недавнее назначение президентом Азербайджана первой леди на пост первого вице-президента страны еще больше наводит на мысль о том, что пройденный Кыргызстаном путь в построении демократического государства и наработанный опыт будет полезным для будущих поколений государств, где в настоящее время власть передается по наследству или близкому окружению.

О том, как вопрос передачи власти по наследству или близкому окружению происходит в настоящее время в странах Центральной Азии и к каким последствиям это может привести в перспективе, рассказал эксперт по международным отношениям Эдил Осмонбетов.

- В последние несколько лет многие эксперты указывают на наметившуюся во многих государствах мира тенденцию передачи власти по наследству или близкому окружению, но не выборным путем. Центральная Азия не стала исключением. Какова такая тенденция в регионе?

- Да, в регионе наблюдается такая негативная тенденция, которая связана со слабыми демократическими и гражданскими институтами. Поэтому и появляется такая негативная тенденция, которая, к большому сожалению, очень плоха. Она также может привести к нежелательным политическим результатам и событиям в странах региона и за его пределами.

Примерно с осени 2016 года в Центральной Азии наметилась негативная тенденция, связанная с передачей власти членам семьи или близкому окружению. Это и последние события в Казахстане – Конституционная реформа, и в Таджикистане, где дочь и сын занимают высокопоставленные должности в государственных органах, и в Туркменистане, где состоялись выборы и действующий Президент избрался в третий раз подряд на пост главы государства. В Узбекистане немного сложнее, но там тоже в принципе получается преемственность политических элит. И эта тенденция по-своему несет негативный заряд. И если бы все это происходило в XX веке, то еще можно было бы понять, но в 2017 году все по-другому и такая тенденция тревожит.

- Цель передачи власти по наследству или близкому окружению главами указанных Вами стран оправдана или же носит характер вынужденной меры?

- С одной стороны, всегда можно найти оправдание смене элит, объяснить, почему это делается, но по сути это вопрос элитной ротации или элитогенеза. Те, кто стоит у власти в странах Центральной Азии, кто назначает родственников и привержен политике семейно-кланового правления, они будут это оправдывать необходимостью сохранения стабильности, преемственности и разными другими причинами. Но передача власти членам семьи или близкому окружению является вынужденной мерой. Причина в том, что им нужно сохранить тот курс, ту политическую власть, которая у них есть.

А если вспомнить В.Парето, то он говорит, что смена элит или приход новых элит должен происходить всегда, а циркуляция элит является естественным процессом и его невозможно остановить. Кроме того, с приходом новых элит происходит и циркуляция новых идей.

Поэтому те, кто сейчас во власти в Центральной Азии, опасаются того, что приход новых политических элит или групп резко изменит их сегодняшнее положение, и они, возможно, понесут какую-то политическую или государственную ответственность за то, что происходит. И они, конечно, будут искать способы или форму продления своей власти. Сам институт преемственности – это инструмент воспроизводства власти, но в другой форме. И поэтому в XXI веке в демократическом государстве человек должен приходить во власть только путем выборов.

- Есть ли последствия, к которым может привести попытка передача власти по наследству, кроме революций, которые мы видели дважды в Кыргызстане?

- Самые страшные последствия семейно-кланового правления, преемственности, наличия института политической преемственности того, что сейчас применяется в Центральной Азии, имеет несколько негативных последствий помимо революции.

Во-первых, это невозможность договоренности элит, в результате чего создается напряжение в обществе, появляется много недовольных людей или групп результатами политических изменений. Во-вторых, нарушается взаимообмен или взаимосвязь между вертикальными и горизонтальными элитами, а также региональными элитами. Причина в том, что те, кто находится у власти, должны иметь политический консенсус по ключевым государственным и стратегическим направлениям, а также во внешней политике страны. Поэтому должен учитываться и интерес региональных элит.

К другим последствиям также можно отнести рост коррупции, политическую нестабильность, усугубление экономического кризиса. Также к ним можно добавить экономические и социальные последствия, которые приведут к огромному количеству недовольных людей. Не стоит забывать и о том, что при круговороте элит действует механизм социальных трансформаций, что дает возможность ответить современным требованиям, а они сейчас очень высокие и для государств, и для элит. Также нарушается равновесие социальной системы общества. Если говорить простым языком, то люди, которые прошли все ступени государственной службы и стоят в первых рядах на высокие посты, а вместо него ставят кого-то из семьи или близкого окружения без опыта, то это, конечно, становится причиной несправедливости. И это характерно для всех стран Центральной Азии. Еще одним последствием является нарушение равновесия внутриполитических сил, поскольку власть – это политический консенсус по основным вопросам.

И наконец, революции происходят тогда, когда прекращается циркуляция элит в результате семейно-кланового правления, передачи власти близким и окружению, а также описанными выше путями. Возвращаясь к В.Парето, можем видеть, что революция является наиболее радикальным способом обновления элит, в результате чего старые элиты уступают власть новым. Поэтому для всех стран Центральной Азии и существует угроза революций, поскольку функционирующие политические партии или группы, которые не могут циркулировать во власти, естественным образом впоследствии могут пойти на крайние меры.

- Какие негативные тенденции у передачи власти членам семьи или близкому окружению?

- Все эти тенденции мы можем наблюдать в настоящее время в Центральной Азии. Кто-то проводит Конституционную реформу, чтобы перераспределить власть от президента к парламенту, правительству, т.е. своим близким людям. И это называется «коллективный президент», когда потом человек может уходить, но фактически остается руководить страной, поскольку все ключевые должности занимают его люди из близкого окружения и родственники. Эта такая модернизированная форма передачи власти, и она есть у нас в регионе. Несмотря на сложность формы передачи власти, в ней также есть своя проблема. Причина заключается в отсутствии циркуляции, а также в том, что ничего не меняется коренным образом. Вторая тенденция, которую мы также можем наблюдать в регионе, власть передается детям для управления страной. Основным критерием является то, что на него никто не будет давить. Третью тенденцию можно наблюдать в еще одном государстве региона, где власть остается за счет проведения выборов, но уже с участием нескольких кандидатов. При всем этом результат предсказуем даже в процентном соотношении, а приход человека известен.

На этом фоне Кыргызстан отличается значительно. У нас результат выборов никому не известен, и в этом отношении мы уникальная страна. У нас невозможно знать, кто будет следующим президентом, и все могут давать прогнозы потому, что в Кыргызстане процессы протекают гораздо быстрее. У нас также совсем другая политическая культура и среда, а горизонт прогнозирования - маленький. По этой причине выборы в стране происходят честно, чего нельзя сказать о любой другой стране Центральной Азии, где, как было сказано выше, результат предсказуем с большой долей вероятности.

В регионе можно было также наблюдать и другие вариации передачи власти, когда назначался не преемник, а исполняющий обязанности. И все было понятно, что если он исполняет обязанности главы государства, то в срок за 3-4 месяца до выборов, он, конечно, создаст такую ситуацию, чтобы заведомо победить, применить все административные ресурсы и т.д.

- Какая тенденция передачи власти демократическим путем, то, что будет сделано в Кыргызстане уже во второй раз за всю историю государства до конца этого года?

- Здесь процесс простой. Если выборы проходят честно, чисто, толерантно и транспарентно, то мы снимаем главные противоречия, которые существуют в обществе. Все политические силы участвуют в выборах, и всем известны правила игры. Демократическая система тем и хороша, что всем понятен процесс голосования, процедуры, и самое главное - никто не подвергает сомнению результаты выборов. А потом демократия - это не результат, а процесс.

Другим важным аспектом демократической системы является возможность защитить свои права в судебном порядке, оспорить результаты выборов и т.д. В авторитарных системах этого невозможно, и это не нужно, потому что там цель другая.

- А как тогда можно назвать прошедшие выборы в США, поскольку там тоже мы можем видеть митинги и все остальное?

- В любом случае это победа демократии. Никто не оспаривает результаты выборов в США. Может кому-то не нравится новый глава США, но ни один суд, ни один госорган не подвергает саму процедуру выборов сомнению, и это показывает, что закон не был нарушен. Также это говорит о том, что его предвыборная программа была лучше, чем у его оппонентов. За всю историю США погрешность вмешательства в процессы голосования и подкупы избирателей совсем мизерные.

Из примера США мы также можем видеть, что система сдержек и противовесов работает хорошо. Когда Д.Трамп выступает по ключевым проблемам Америки, система сдержек и противовесов вставляет его в рамки – суд говорит нельзя, Сенат, Конгресс и Прокуратура тоже говорят, что предлагаемые Трампом законы выходят за рамки законодательства. Поэтому принцип такой, что, если было все честно, то о чем может быть разговор?

- В нескольких словах, что получит Кыргызстан в будущем от того, что делается сейчас с точки зрения построения демократии?

- В последние 25 лет своей независимости Кыргызстан ищет разные модели, которые соответствовали бы современному миру. У нас были разные формы правления – президентская, смешанная, и сейчас может появиться критика относительно того, что в стране не полностью парламентская республика. Но здесь хотелось бы еще раз отметить, что демократия – это процесс, а не конечный результат, и там много своих вопросов. Именно то, что мы живем в демократическом обществе и есть разные точки зрения, все это позволяет говорить о том, что Кыргызстан имеет будущее. Почему? Потому что мы имеем четкое представление и видим экономические и социальные проблемы так, как они есть. Потом есть опыт двух революций, которые мы пережили в недавнем прошлом. Почему это опыт, потому что мы знаем, что может произойти плохое в случае неправильных действий. И многие вещи, которые для других стран региона считаются тяжелыми и непредсказуемыми, для нас уже очевидны, и мы знаем, что потом будет процветание, прогресс и развитие. Есть такое хорошее выражение – «демократии не воюют». Не было такого прецедента, чтобы демократические страны воевали друг с другом, потому что демократическая структура и общество ищет ответы через консенсус и диалог по путям развития в будущем.

Эрмек Абдрисаев,
ИАЦ «Кабар»

Комментарии

Оставить комментарий