"Казинформ": Как Талгат Мусабаев попал в советский отряд космонавтов

1061 просмотров СМИ о ЦА 0

"Казинформ": Апрель во всем мире считается «космическим» месяцем. Космодром Байконур, 56 лет назад ставший первым «причалом Вселенной», 20 апреля 2017 года отправил в космос очередную экспедицию. Неделе космоса посвящается исторический материал собственного корреспондента МИА «Казинформ» на комплексе «Байконур».

За будущего космонавта Мусабаева просили три руководителя Казахстана

Этот день - 20 мая 1990 года - Талгат считает началом отсчета своей космической деятельности. В этот день самая главная в его жизни комиссия решила, что он может быть включен в отряд космонавтов.

О том, что Мусабаев приглашен на Межведомственную государственную комиссию (МГК), он узнал за день до комиссии. Письмо в Казахское управление гражданской авиации, как оказалось, не дошло до адресата. Итак, в Москве нужно быть завтра, 20 мая 1990 года, в 15 часов в министерстве общего машиностроения СССР. Как теперь быть? Потерять этот шанс всей своей жизни Талгат не мог никак. В течение последних четырех лет Талгат регулярно ездил в Москву, прошел все медкомиссии и теперь наступил решающий момент. Тем более, что заседание межведомственной комиссии проходило лишь один раз в год. На утро был запланирован авиарейс, он был командиром. Чтобы не сорвать его, Мусабаев поехал в управление, договорился о замене на свой полет, при этом выслушав очередную порцию возмущений по поводу его необоснованных «космических амбиций».

Слава Богу, в то время было много рейсов из Алма-Аты в Москву. Мусабаев вылетел ночным 526 рейсом через Актюбинск. Летел чуть ли не зайцем, его, как летчика, взяли на борт без билета. Как назло, самолет задерживался, прилетели в Домодедово очень поздно, куда ехать дальше, Талгат представлял плохо. Пока выяснял детали, потерял много времени, до заседания комиссии оставалось менее двух часов. Он взял такси, и на последние деньги, поддерживая связь с кадровиком из НПО «Энергия» по телефону-автомату, поехал в сторону Белорусского вокзала. Хорошо, таксист-частник попался участливый, не роптал, останавливаясь у телефонных будок, зато потом пришлось отдать всю наличность. Подъехав к вокзалу, кружили, не могли найти министерство, а времени осталось минут 15. Ни милиционеры, ни прохожие толком не знают, где тут МОМ, нет ни одной вывески. Талгат совсем отчаялся: невезучий я, вот так вся жизнь пролетела и пропала даром. Потому что решат, что Мусабаев не явился на комиссию, и исключат из списка претендентов. А следующая МГК состоится, в лучшем случае, только через год. И вдруг Талгат увидел массивное здание без единой вывески (тогда это было секретное заведение), перед которым стояло много черных машин - представительных «Волг». Он остановил шофера, что-то подсказывало ему, что это должно быть здесь. Талгат вышел из машины начал расспрашивать москвичей, но никто из них не знал, что это такое - министерство общего машиностроения СССР. Затем он догадался подойти к одной из машин, и водитель «Волги» подтвердил, что это и есть МОМ. Найдя вход, Мусабаев вбежал в здание, а там строгая пропускная система. У Талгата не оказалось на руках ни телеграммы, ни вызова. Дежурная спросила : «Кто Вы, к кому пришли?» Мусабаев выпалил: «К замминистру Коптеву, я должен быть в списках». Ему сказали, что, прежде чем пройти на комиссию, надо зайти к заместителю министра. К радости посетителя, дежурная нашла в списке фамилию Мусабаева. Не дожидаясь лифта, Талгат побежал на 5 этаж. Нашел кабинет Коптева. Секретарша, завидев запыхавшегося мужчину азиатской внешности, удивилась: «Вы кто?» - «Я - Мусабаев, мне к Юрию Николаевичу». Коптев сразу же принял казахского летчика. Зайдя в кабинет, Талгат увидел большого человека, сидящего за такой же огромной кипой бумаг. «Мусабаев»? - спросил он, и указал на папки с бумагами. - «Видите, сколько томов, есть и по вашу душу, тут такого понаписали»! Талгат сразу же сник: как же мне вести себя на комиссии, если столько жалоб? Коптев успокоил Мусабаева: «Не переживайте, мы знаем, что все это ерунда. И посоветовал: «Ведите себя нормально, как обычно. Вам будут задавать вопросы, отвечайте на них честно и все. Сейчас даже на самого Горбачева пишут, время такое»...

Талгат еще раз посмотрел на папки, где в тисках чьих-то жалоб и наветов вот уже четыре года лежала его Мечта. Он знал, что сегодня ему нужно будет прорвать это блокадное кольцо клеветы. В коридоре было много людей, ожидающих своей очереди. Талгат успел познакомиться с некоторыми. Это были его единомышленники, такие же, как он, летчики и инженеры, мечтающие о космосе - Елена Кондакова, Владимир Северин, Сергей Залетин, Сергей Возовиков, Салижан Шарипов.

Через некоторое время Мусабаева пригласили в кабинет, где заседала МГК в составе где-то 40 человек. Талгат сразу же заметил среди членов комиссии знакомые лица знаменитых на весь мир космонавтов Леонова, Рюмина. Комиссию возглавлял сам министр общего машиностроения СССР Олег Шишкин, был также замминистра обороны Советского Союза, в общем, очень большие люди. Стоя перед такой представительной аудиторией (а это были светила советской науки, техники, образования, армии и здравоохранения), Талгат изо всех сил старался казаться спокойным. Секретарь комиссии зачитала все данные Мусабаева, что он летчик гражданской авиации, отличный спортсмен, прошел все медкомиссии. Никаких вопросов Талгату задавать не стали.

Тут Валерий Рюмин - самый красивый советский космонавт того времени спросил: «Чем можно объяснить, что за Вас ходатайствовали аж три первых руководителя республики: Кунаев, Колбин и Назарбаев»? Мусабаев растерялся, он уже сто раз рассказывал про все перипетии, о том, как письма с прошениями о включении его в отряд космонавтов подписывали Димаш Ахмедович и Нурсултан Абишевич. Про Колбина он ничего не знал и сам удивился этой новости, ведь в то время Мусабаев числился в «националистах». А потом сообразил, что это Назарбаев организовал ходатайство от лица первого бывшего руководителя Казахстана.

Да, последние четыре года в Казахстане с 1986 по 1990-й вместили в себя столько политических событий и перемен! Для Талгата эти четыре года были временем настоящих испытаний: и на верность своей заветной мечте, и на наличие национального самосознания и гордости. Поэтому первая мысль была надерзить в ответ: « Они все мои родственники, особенно Колбин!» Но, сдержавшись от этого оплошного шага, он ответил, как положено, про родину и партию.

Затем были еще кое-какие чисто формальные вопросы. Мусабаев ответил без заминки. «Ну, что, какого мнения будете?», - спросил членов комиссии председатель МГК, министр общего машиностроения СССР Олег Николаевич Шишкин. Все проголосовали «за». Так первый представитель Казахстана попал в советский отряд космонавтов! Это было 20 мая 1990 года.

Родной приют на Чистых прудах

Итак, получив направление в Центр подготовки космонавтов, Талгат вернулся домой и продолжил работу в Алматинском отряде. Он ведь совсем недавно получил возможность летать вторым пилотом «ТУ-134А», поэтому часов налета на лайнере было мало, соответствующей была и зарплата. «Зато в отряд космонавтов пойду с ТУ134А, а не с АН-2», - так сам себя успокаивал летчик. Хотя, Александров сказал, что в отряд космонавтов НПО «Энергия» не обязательно идти с летной должности, достаточно быть авиационным инженером.

Жена Вика, которая самостоятельно занималась детьми, хозяйством, вопросами родственников, пока муж был на многомесячных переподготовках, медкомиссиях, и в итоге получал мизерную зарплату, держалась стойко. Она помнила, за кого выходила замуж - за человека, мечтающего стать космонавтом. Мама Салиха продолжала переживать за сына, упрямо идущего к цели. Слушая рассказы Талгата, обо всех препонах, которые приходилось ему преодолевать, мать тяжело вздыхала, но молча благословляла в очередную дорогу. Талгат не заметил, как выросли дети: Данияру исполнилось уже 15 лет, Камиле - 9. Все понимали, что теперь отцу предстояла совершенно новая поездка в Москву, которая могла изменить всю их жизнь.

В августе 1990 года, с направлением на руках, Мусабаев приехал в столицу, с большим трудом нашел поселок «Подлипки Дачные» (нынешний город Королев - прим. авт), где располагалось НПО «Энергия». Это было огромное предприятие, целый город. В НПО «Энергия» новоиспеченному кандидату в космонавты сообщили, что занятия начнутся только в сентябре, но точную дату никто не знает. Что делать, возвращаться в Алма-Ату нет смысла, и Талгат приехал в постоянное представительство Совмина Казахской ССР в Москве, жить-то где-то надо. Пришел, доложился постпреду Валерию Батаевичу Темирбаеву, вот, мол, приехал учиться на космонавта. Оказалось, что никакой команды насчет Мусабаева ему не поступало, но он постарался создать все условия для будущего казахского космонавта. Он и сам был без жилья в Москве, жил в той же гостинице Постпредства, в скромном одноместном номере. «Я сейчас распоряжусь насчет тебя, а то твоих денег хватит на два дня в Москве», - сказал он. Вечерами Талгат составлял компанию Валерию Батаевичу в шахматах, хотя и не очень любил эту игру. А тот внимательно слушал историю летчика. «Неужели ты через все это прошел?- удивлялся постпред и, видимо, проникнувшись уважением к целеустремленному и мужественному земляку, максимально помог решить Мусабаеву этот жизненно важный бытовой вопрос.

Узнав, что учеба в ЦПК начнется только в октябре, Талгат, прожив в гостинице Постпредства две недели, вернулся в Алма-Ату и продолжил работу в летном отряде. Через месяц опять приехал в Москву, в ставшую уже родным домом гостиницу Постпредства на Чистопрудном бульваре. С 1 октября начались занятия в Звездном городке, и Талгат ежедневно ездил туда, а жить его, на свой страх и риск, Валерий Батаевич оставил в гостинице. Позже, когда поступила команда от председателя Совмина Казахстана Назарбаева, Мусабаеву «пробили» комнату в профилактории космонавтов в Звездном городке. Но Валерий Батаевич оставил в резерве для Мусабаева номер в гостинице, чтобы Талгат мог в выходные дни, да и в любое время приехать и отдохнуть здесь, как дома. С тех пор, проезжая или приезжая в Посольство Казахстана в России, Талгат всегда с теплотой вспоминает этот ставший для него первым приютом в Москве родной уголок Казахстана и человека, с такой же открытой и щедрой душой - Валерия Батаевича.

Однажды случилась в этом казахском доме в Москве с Талгатом смешная история, ну просто цирковой номер!

Московские клопы и казахский дирижер

Талгат приехал на выходные в гостиницу, Батаевич - молодец, дал, ему, оказывается, люкс номер из трех комнат. Мебель там была добротная, но такая старая, просто «доисторическая», насквозь пропахшая дымом. Насладившись роскошью партийного комфорта, Талгат лег спать. Но вскоре проснулся от того, что весь чешется. Клопы! Да ладно, Бог с ними, подумал он, снова укладываясь в постель. И вдруг среди ночи стук в дверь: «К Вам жильца подселяют!» Дверь открывается, и в комнату входит маленький человечек. Когда познакомились, Талгат, конечно же, узнал его - это был Толепберген Абдрашев - главный дирижер симфонического оркестра государственного Академического театра оперы и балета им. Абая. Поговорив немного, легли спать. И тут началось - везде шорох! Дирижер вскочил, не может понять, что случилось. Талгат популярно объяснил ему, в чем дело. Было принято обоюдное решение бороться с клопами, спать-то все равно невозможно. И начался среди ночи настоящий субботник - матрацы сняты, кровати сдвинуты в центр комнаты. Талгат достал свой неизменный в командировках кипятильник, и конвейер по истреблению клопов заработал. Дирижер кипятил воду в стаканах и приносил Талгату, тот аккуратно заливал водой щели в кроватях. Вот где смекалка природная! А какой гомерический смех стоял в номере! Да и вся ситуация была настолько комичной, что напоминала настоящий цирковой номер. Знаменитый казахский дирижер и усатый летчик, чем-то напоминавший Мимино, ночью в нижнем белье истребляют московских клопов! Обработав таким образом спальный гарнитур, усталые постояльцы легли спать только под утро.

С той памятной ночи в гостинице Постпредства Казахстана в Москве Талгат Мусабаев и Толепберген Абдрашев не раз встречались на концертах, различных мероприятиях. Завидев друг друга, они вместо приветствия молча начинали энергично расчесывать свое тело и при этом хохотать. Этот смешной жест приветствия стал для них традиционным и означал самые лучшие воспоминания. Когда недавно Талгат узнал, что этот веселый человек, отличный музыкант ушел из жизни, он с грустью подумал, что теперь ему не с кем будет разделять эту смешную московскую «тайну»...

Звездный городок

С октября 1990 ода Талгат приступил к занятиям в Центре подготовки космонавтов в Звездном городке. Поскольку Министерство гражданской авиации не входило в пятерку министерств, которые занимались космической деятельностью, руководство ЦПК не знало, в какую группу лучше определить Мусабаева. К тому же он был гражданским летчиком, что также представляло сложности для такого военного ведомства. Так в1990 году состоялся первый и единственный необычный набор в отряд космонавтов, среди которых было 6 журналистов, 3 врача и один летчик в лице Мусабаева. Уровень подготовки этой спецгруппы был слабым. Например, на одном из занятий по баллистике, одна из журналистов не знала, что такое синус угла!

У Талгата учеба шла легко, он с удовольствием учился, только тосковал и переживал за родных. Вика с детьми осталась в Алма-Ате, сама на свою зарплату стоматолога содержала семью. Талгат при первой же возможности отправлял продовольственные пайки домой, только этим и мог их поддержать.

Новый, 1991 год Талгат встретил вместе с семьей, в Алма-Ате, это была первая командировка домой. По этому случаю собрались все родственники, друзья, поздравляли семью Мусабаевых с победой. Да, для Талгата это была победа, он был счастлив и гордился тем, что стал первым представителем казахов в отряде космонавтов. Вместе с Викой строил планы на будущее, называя ее женой космонавта. Только мама Салиха была задумчивой, но старалась не показывать своего настроения. Она-то знала, что ее сыну ничто не дается просто, его всегда сопровождают испытания, а судьба ставит перед выбором...

Комментарии

Оставить комментарий