ИАЦ "Кабар": Центральная Азия на пороге перемен – 2017

2209 просмотров Аналитика 0

В настоящее время в регионе Центральной Азии наблюдаются изменения в лучшую сторону, которые становятся не только примером, но и моделью дальнейшего развития двусторонних отношений для государств СНГ и остального мира. Последние достижения в кыргызско-узбекских отношениях являются явным примером этих положительных изменений. О том, какие перемены наблюдаются в регионе в 2017 году и как они повлияют на дальнейшее развитие Центральной Азии рассказал политолог, эксперт по международным делам Эдил Осмонбетов.

- Какие изменения произошли в Центральной Азии в 2017 году между странами региона?

- Самый главный вывод, который можно сделать, это то, что сформировалась новая повестка дня для Центральной Азии. То есть, сейчас определяющим трендом в регионе стали кыргызско-узбекские отношения. Они могут стать модельными для всех стран Центральной Азии и даже в будущем для Кавказа.

Существует современная геополитическая теория, согласно которой без Кыргызстана и Узбекистана невозможно не переформатировать, не интегрировать регион Центральной Азии. И сейчас в повестке дня появились две ключевые страны – Узбекистан и Кыргызстан.

- Можно узнать почему именно эти две страны?

- Узбекистан, с приходом Шавката Мирзиеева в какой-то мере смог вернуть свое влияние в качестве регионального лидера. Он смог поставить правильную геополитическую формулу на 2017 год и будущие годы, которая подразумевает под собой углубление и укрепление добрососедских отношений именно с соседними странами. Это меняет всю повестку дня в Центральной Азии. Плюс, Казахстан, который долгое время пытался быть лидером в регионе, сейчас утратил эту геополитическую роль. И это понятно всем. У него появились в какой-то мере сложности в отношениях с некоторыми странами региона. На это также влияет еще один фактор - это то, что Казахстан геополитический близнец в кавычках России. И имея границу, протяженностью более 7 тыс км с Россией ты всегда будешь находится в геополитическом ритме с Россией. Он не может всегда находится в регионе из-за как такового геополитического разделения с регионом Центральной Азии. И он всегда будет считаться с Россией в своей геополитической ориентации во внешней политике.

Исторически и политически так сложилось для Казахстана.

- А что с другими странами?

- Показателем того, что Узбекистан и Кыргызстан сейчас занимают лидирующую роль в регионе является то, что сейчас все смотрят на кыргызско-узбекские отношения. Они тестируются на них и то, как пойдет дальше в приграничных вопросах, экономических, во всем блоке вопросов. Если все будет успешно и выгодно для двух стран, то мы станем модельными для всех стран Центральной Азии.

Таджикистан находится в геополитическом ожидании. Он не вступил в ЕАЭС, руководство этой страны смотрит, что будет дальше. Таджикистан также не смог построит заявленные отношения с Узбекистаном. Если помните, полгода или год назад говорилось, что таджикско-узбекские отношения будут стремительно развиваться, но мы видим, что этого не происходит. И в силу разных политических, геополитических причин, Таджикистан не может выстроить такие отношения с Узбекистаном, как сейчас выстраиваются между Кыргызстаном и Узбекистаном.

И роль, учитывая это все, у Таджикистана сложная. Потому, что от того, как будут складываться кыргызско-узбекские отношения будет зависеть и то, как будут складываться узбекско-таджикские отношения в будущем и наоборот таджикско-узбекские отношения.

Туркменистан, к сожалению, все щее в самоизоляции. Сейчас занимается геополитическим самоизоляционизмом и свой нейтралитет он исчерпал. В принципе из-за этого изоляционизма он сейчас не интересен не региональным, не глобальным игрокам.

Но если кыргызско-узбекские отношения будут стремительно развиваться в нормальном русле, то это даст большой импульс для всей Центральной Азии.

- А какие подвижки наблюдаются в настоящее время в регионе?

- Сейчас Кыргызстан и Узбекистан, если все будет так же продолжаться в положительном русле, смогут переформатировать регион, за счет чего он выйдет на совершенно другой уровень, именно в 2017 году.

Они формируют повестку дня Центральной Азии. Потому, что как было сказано выше, Туркменистан ждет, Туркменистан отделился, а у Казахстана свои проблемы.

Здесь еще появляется новый геополитический фактор. Глобальные игроки уже практически решили вопросы на Ближнем Востоке, в Сирии, и с проблемой ИГИЛ стало понятно, что угроза будет исходить от этой организации. И получается так, что эти глобальные игроки снова обратят внимание на регион Центральной Азии.

- Почему?

- Хотелось бы отметить, что стратегия Трампа по Афганистану тоже повлияет на то, чтобы глобальные игроки обратили вновь внимание на регион Центральной Азии. Это будет происходить в виду того, что стратегия по Афганистану не имеет сроков ни по времени, ни по дате.

Стоит добавить, что появятся геополитические игроки, кроме традиционных. Таким новым игроком будет Индия, потому, что она стала членом ШОС и имеет большие геополитические амбиции. Она также не хочет уступать Китаю, и конечно исторически она хочет, и она будет, присутствовать в регионе. Это позволит сделать Америка, которая будет завлекать в этот процесс Индию. И Индия сама этого хочет, о чем говорит восстановление ее влияния в Центральной Азии. А со временем ее влияние будет увеличиваться.

- А как поведет себя Турция?

- К сожалению, влияние Турции уменьшилось, но так как мы имеет общее историческое прошлое, она это влияние вернет со временем. Может быть, к 2019 или 2020 году. И тут стоит сделать акцент на исторических связях, и здесь уже деваться некуда.

- А что можно выделить интересного в кыргызско-узбекских отношениях и перспективе развития отношений между странами региона с внешним миром?

- Двусторонние отношения между двумя странами имеют интересную динамику. Узбекистан не вступит в ЕАЭС, но он будет выстраивать ту модель, которую все позабыли – межправительственные отношения конкретно с каждой страной Центральной Азии, с Россией и другими странами. Мы уже видим, что это удается. Плюс, Узбекистан будет выстраивать отношения и с глобальными игроками, которые существуют в рамках ЕАЭС.

Другим не менее важным моментом является то, что страны Центральной Азии скорее всего выберут общую повестку дня и будут выступать на международной арене, как единый геополитический регион. В начале будут Кыргызстан и Узбекистан, а потом к ним подключатся остальные страны региона. Благодаря объединенному движению они смогут увеличить геополитический вес в международных делах и геополитических площадках.

Если выступать по отдельности с какой-то инициативой, то вес будет не такой, как у всех вместе взятых пяти стран региона, к которым в будущем даже может подключится и Азербайджан.

В последствии мы имеем шанс создать благополучный процветающий регион, с которым будут считаться региональные и глобальные игроки и нам всем удастся выиграть от сопряжения с «Один пояс – Один путь», и в отношениях с Ираном, Индией и Россией и с другими странами мира.

Другими словами, в случае правильного построения на взаимовыгодных отношениях и интересах единого региона, то произойдет ренессанс центрально-азиатского региона. Тогда мы будем двигаться вместе.

Еще один важный момент, в котором Узбекистан и Кыргызстан могли бы сыграть - это то, что Казахстан не до конца использует те возможности, которые у него есть. Он является непостоянным членом Совета безопасности ООН, а в январе 2018 года он будет председательствовать в Совбезе ООН.

Сейчас Казахстан пока только тренируется и изучает опыт, но зная повестку мировых геополитических игроков, кухню глобальных игроков на Совете безопасности, он мог бы сыграть для стран нашего региона большую роль. Поэтому он мог бы вынести на обсуждение не только свою повестку, а повестку всего центрально-азиатского региона. И тогда бы имеющаяся возможность Казахстана, которые он имеет сейчас, он бы позволил дать новый импульс развитию центрально-азиатского региона, как геополитического игрока. И тогда интерес будет возрастать ко всему региону в целом.

Стоит отметить, что Кыргызстан и Узбекистан в этом процессе играют очень большую роль в том смысле, что два президента смогли открыть новую страницу в истории двусторонних отношений, которые обязательно станут примером для других стран региона.

Эрмек Абдрисаев
ИАЦ "Кабар"

Комментарии

Оставить комментарий