Город, куда хочется возвращаться вновь и вновь – записи из дневника о Питере

ОБ-КОМ 0

Наверное, перед Новым годом, откуда не возьмись, появляется настроение верить в чудо. Воображение само берется придумывать всякие истории, что они кажутся правдивыми и реальными. Такое приключение случилось со мной в Питере – в городе, который и так приютил на своих просторных проспектах десятки сказок и волшебных историй…

Увидев Санкт-Петербург с высоты, казалось, это вполне себе обычный и ничем неприметный город. Но посадка в аэропорту «Пулково-2» была настолько мягкой, что напомнила о прорубленном здесь окне в Европу, и, вспомнив крылатую фразу из поэмы Александра Сергеевича Пушкина «Медный всадник», хотелось увидеть это окно, считая его осязаемым.

Так, проезжая в привычной маршрутке по центру культурной столицы российской державы, понимаешь, окно это оно во всем, что двигается и стоит: в окнах старых троллейбусов и трамваев, белокаменных домов и прочих исторических сооружений… отовсюду открывается вид на опрятный и четко спланированный городской пейзаж, а архитектурные ряды позволяют ветру вольно хозяйничать на своих кварталах, выставляя вон неприятные проявления выхлопных газов…

К слову о трамвае, система его движения в Санкт-Петербурге была открыта осенью 1907 года, а к концу 1980-х она стала самой большой в мире, за что была включена в Книгу рекордов Гиннесса. Но в последующие годы объемы движения стали сокращаться, на многих магистралях трамвайные пути были демонтированы, по этой причине рекорд перешел к мельбурнскому трамваю.

… Выделяет город, при всей его красе, от европейского шарма лишь говор, временами даже старорусский, не впускающий в свой лексикон иноязычные названия и описания – большинство вывесок над подвальными дверьми или окнами первых этажей заявляли о себе только на русском, придерживаясь единого стиля и шрифта. Лишь временами мелькают иностранные вывески новомодных бутиков и кофеен, делая сразу узнаваемым итальянский или французский акценты, или английскую сдержанность.

Ступая впервые на старинную городскую площадь, тут же представляются конные дружины и силуэты темных всадников, чьими подковами эти места были испытаны еще до появления автомобилей и прочих железных коней. Стоя на одном месте хочется просто вертеться по кругу, воображая перед собой «Петербургские повести» Николая Васильевича Гоголя.

Встречая издали идущего мужчину в обычном пальто, кажется, что это Акакий Акакиевич Башмачкин, тот самый маленький титулярный советник, гордо щеголяющий после званого вечера в честь именин столоначальника, еще совсем не подозревая, что у Калинина моста он лишится своей новенькой шинели, а затем станет призраком этих мест.

А увидев Исаакиевский собор, вспоминается одноименный мост неподалеку, с которого был выброшен нос коллежского асессора Ковалева из тех же «Петербургских повестей» Гоголя.

Прогулки по Сенатской площади будто бы сами строят путь к Невскому проспекту, на пути к которому встречаешь ресторан, именуемый фамилией писателя, посвятившего этому городу целый сборник и рождественскую сказку о поисках красных черевичек, которые носит сама императрица.

Желая ощутить атмосферу предновогодней сказки, хочется посидеть в каком-нибудь аутентичном трактире, где все еще живет дух старых лет. Но увы, и Санкт-Петербург давно уже покорился тонкостям восточной кухни и кулинарной магии грузинских блюд, что чаще тут встречаются заведения типа чайханы или хачапурных.

Решаясь зайти в некий симбиоз узбекской и грузинской кухонь, хочется взять свои слова обратно – ведь это именно та трактирная, где некогда потчевали казаки в проезде. Отведав сытной и вкусной трапезы, приходит мысль, а не пойти ли тоже искать красные черевички по следам кузнеца Вакулы?

На улице стоял светлый и теплый вечер – не согласиться с возникшей мыслью было бы грешно, зная, что у тебя всего один вечер увидеть и понять этот город. Попадая на знаменитый Невский проспект, так и идешь без оглядки, считая на пути старинные мосты. В городе царит дух предновогоднего волшебства: над проезжей частью по линейке развешаны огни в виде кокошников, а здания будто бы оккупировали войска светлячков, между которыми прячется тот самый волшебный гном из советских мультфильмов.

Окунаясь все дальше в атмосферу новогодних гирлянд и убранства из рождественских приключений, дорога становится бесконечной и завлекает в неизвестные дали. Часы уже близятся к полуночи. Боясь превратить сказку в ночной кошмар думается уже искать путь обратно к временным покоям.

Через дорогу стояли сотрудники дорожно-патрульной службы. В незнакомом городе видится более разумным обратиться именно к ним за советом о том, как добраться до нужного адреса. Но идея эта оказалась не из лучших, развеяв сказочный дух суровой реальностью.

- Доброй ночи! Могу ли я к вам обратиться за помощью?
- Что? Ну… давайте.
- Вы не могли бы мне помочь вызвать такси? Я в этом городе проездом, и у меня нет российской SIM-карты.
- Берете телефон, набираете номер службы такси, вон, например, проезжает, - и начинает диктовать номер, читая его с шашки проезжающей мимо машины.
- Извините, я, наверное, не совсем понятно изложила ситуацию. У меня нет возможности позвонить.
- Ааа… Она оказывается позвонить не может. Ну… ммм… тогда вон там остановка. Можете там постоять поголосовать. Повезет, если кто остановится.
- Это безопасно?
- Ну… как повезет… удачи!

Диалог со стражами порядка породил смятение. Следующей мыслью стал простой план – зайти в ближайший магазин, купить там гостинцев и попросить у кассира вызвать такси. План сработал… только с еще одним пугающим моментом.

Девушка мило согласилась оказать помощь и передала мне свой мобильный. А на экране высвечивалось, что совершается исходящий звонок абоненту «Черное такси». Хм, желтое, черное, красное – впрочем, какая разница, главное доехать до нужного места.

Назвав адрес магазина, продолжила свои ожидания на пустынной улице. Магазин с гостинцами уже закрылся. Тут подъезжает черная машина без шашки, а за рулем мужчина с черной бородой и обросшими кудрявыми волосами, напоминающий суровых горцев. Кавказским акцентом он пригласил сесть в салон…

Отбросив все стереотипы, решаешься все же сесть и ехать. Тут уже не вспоминаются новогодние добрые сказки об этом городе, а больше представляются сцены из сериала «Бандитский Петербург». Страхи благополучно рассеиваются, наблюдая знакомый маршрут, проложенный самим же собой в неизвестном направлении. И тут, ура, тот самый старый отель, где ждет продолжение воображаемого волшебства уже в крепких снах.

К большому везению, комната оказалась со стеклянной мансардной крышей, что сны были действительно добрыми, будучи навеянными белыми пушистыми облаками, пролетавшими караваном в небе.

P.S. Красные черевички все же удалось отыскать. Конечно, они не самой императрицы, но иконы стиля этого города оценили бы их.

КНИА «Кабар»
Нуркыз Сабырова

Фото Султана Досалиева и автора

Комментарии

Оставить комментарий