Эксперт - Индийский «ход конем» в ЦА и изменение стратегической конфигурации в регионе

Аналитика 0

Место и роль Центральной Азии в современном развитии мировой цивилизации, нынешнее состояние и перспективы политических процессов в регионе стали самыми обсуждаемыми вопросами недавней международной конференции «Развитие политической науки в Узбекистане в 21 веке», которая состоялась в Ташкенте. Участник этого мероприятия, кандидат политических наук, ведущий специалист центра социологических исследований «Зеркало» Абдугани Мамадазимов поделился с корреспондентом «Кабар» своим мнением по данному вопросу.

Более 2150 лет тому назад, когда «отец-основатель» Великого шелкового пути, посланник китайского императора Чжан Цянь достиг конечной точки своего путешествия в северную Бактрию (современный Южный Таджикистан), он к своему удивлению узнал наличие на местном рынке бамбука и других товаров, попавших сюда из Китая через Индию. Это открытие знаменитого китайского путешественника свидетельствует о том, что древняя Индия имела торговую дорогу не только с южным Китаем, но и с Бактрией. Другими словами открытию Великого шелкового пути предшествовала более древняя торговая дорога из Бактрии в Индию, рассказывает А.Мамадазимов.

«В настоящее время, когда все сверхдержавы мира инициировали крупные проекты по возрождению Великого шёлкового пути (китайский мегапроект «Пояс и Путь» и американский проект «Новый шелковый путь»), Индия, родина шахмат, также начинает собственную серьезную игру по налаживанию торгового пути во внутреннюю Азию. Из-за жесткой конкуренции с Пакистаном, в направлении Центральной Азии через Афганистан, Индия не может прямиком выйти в регион и вынуждена делать своеобразный «ход конем»», отмечает эксперт.

Логика «хода коня» Индии предполагает для своих товаров сначала морской путь между портом Мумбаи и иранским портом Чабахар, и уже оттуда железной дорогой, которая ускоренно строится, перебрасывать товары в Афганистан и республики Центральной Азии, а далее в Россию и Европу, обходя с моря Пакистан.

Мамадазимов считает, что республики Центральной Азии, заранее начали подготовку к этому индийскому прыжку в регион через Иран. Здесь имеется ввиду строительство двух и планирование третьего железнодорожного маршрутов в сторону иранских портов в Индийском океане.

По его словам, у индийского броска во внутреннюю Азию имеется не только торгово-экономическая составляющая, но он также охватывает и гуманитарный, миротворческий аспекты.

На первой встрече глав МИД Индии и пяти стран Центральной Азии и Афганистана в городе Самарканде, в формате «5+1+1» в январе т.г., обсуждались не только создание трансафганских транзитных перевозок, но и вопросы внутриафганского урегулирования, но она также привела к активизации различных площадок для решения данного застарелого конфликта в регионе.

Общеизвестно, что ни советская, ни натовская попытка умиротворения Афганистана до сегодняшнего дня не дали своего результата, и эта многострадальная страна остается до сих пор нестабильной, которая вызывает озабоченность у её непосредственных соседей. Отрадно, что Индия и Узбекистан в начале текущего года стали объединять свои усилия для интенсификации переговорного процесса по афганскому урегулированию. Самаркандская министерская встреча индийского министра иностранных дел Сварадж Сушма с ее центрально-азиатскими коллегами стала катализатором активизации переговоров в Дохе и в Москве, считает ученый.

По его мнению, во-первых, вывод американских войск из Афганистана и вступление Ирана в ШОС в ближайшей перспективе приведет к успеху индийского посредничества. У Дели, имеющего не только добрососедские отношения с Афганистаном, но и колоссальный опыт ненасильственного действия для решения конфликтов и кризисов, имеется больше шансов активизации своей роли в миротворческом процессе. Сорокалетняя война в Афганистане при активном военном вмешательстве сверхдержав полностью исчерпала силовой, насильственный характер урегулирования данного конфликта, показав свою полную неэффективность и пагубность.

Совместное индийско-центрально-азиатское усилие по достижению мира и общественного согласия в Афганистане, взяв на вооружение принцип невмешательства во внутренние дела суверенного государства, в настоящее время отвечает не только чаяниям и надеждам афганского народа, но и духу времени - востребованности гуманизма и сострадания.

Во-вторых, Индия, пролагая путь в Центральную Азию через Иран, может активно вовлечь эту страну в торгово-экономические процессы в регионе и всей внутренней Азии. Вовлеченность Ирана в центрально-азиатские процессы, в свою очередь, ускорит ее вхождение в ШОС. Вступление Ирана в ШОС, при выводе американской (натовской) армии из Афганистана, создаст относительно «мирное окружение» вокруг Афганистана.

Дальнейшее урегулирование афганского конфликта будет зависеть от этой авторитетной организации, считает специалист. ШОС может инициировать созыв Международной конференции по постконфликтному обустройству и восстановлению Афганистана. Организация и проведение данной конференции в Ташкенте или в Дели может устроить не только заинтересованные зарубежные страны, но и все вовлеченные в конфликт военно-политические силы самого Афганистана.

В-третьих, урегулирование внутриафганского кризиса также будет способствовать снижению активности международного терроризма и религиозного экстремизма в регионе, так как будет достигнут консенсус между всеми военно-политическими силами Афганистана по восстановлению мира и общественной стабильности, соответственно сужает их ареал распространения. Жесткое ограничение финансовых ресурсов и вооружений этим группировкам из-за границы со временем приведет к их маргинализации и оттоку из региона.

Постепенное мирное, экономическое вхождение Индии в постсоветскую Центральную Азию также приведет к смягчению жесткой конкуренции в стратегическом треугольнике «Россия-Китай-США», и его превращения в стабильный квартет «Россия-Китай-Индия-США».

«Центрально-азиятский регион, не имеющий прямого выхода к морю, вследствие ирано-индийских усилий по созданию современных дорожных инфраструктур от портов Индийского океана во внутрь континента, получит удобный выход к другим мировым портам.

Индия начинает собственную игру с «хода конем», и может привести к кардинальному изменению стратегической конфигурации в Центральной Азии», приходит к выводу эксперт.

Более 2000 лет назад, когда в мире наблюдалось много беспорядков, в Индии была рождена миролюбивая религия - буддизм, которая через Центральную Азию распространилась по всему миру. Теперь в наше время также наблюдается много насилия, поэтому, возможно, нужен второй выход на мировую арену Индии, но на этот раз с высоким «духом Ганди» - «духом ненасилия», резюмирует Мамадазимов.

ИАЦ «Кабар»,

Толонбай Курбанов

Ташкент, 20 марта 2019 г.

Комментарии

Оставить комментарий